03 января, 17:55 ПФК Спартак grumpy 1

"Это ещё даже не начало, это лишь прелюдия". Денис Пархоменко — о футбольной карьере, поездке в Бразилию и любви к экстриму

Вратарь Денис Пархоменко провёл фантастический сезон. Вместе со сборной России голкипер выиграл домашний чемпионат мира и Межконтинентальный кубок, а также Клубный Мундиалито в составе "Локомотива". В интервью BSRussia Денис поделился впечатлениями от насыщенного для него 2021 года.


 Денис, вы недавно летали в Бразилию. Впервые были там?
— Да, всё верно. Я недавно вернулся в Москву. Провёл в Бразилии три недели. Три недели чего-то нового, чего-то очень интересного, впечатляющего настолько, что появились мысли: «А не остаться ли там жить?» Но пока что рано об этом думать, потому что много планов здесь, на родине. Строим планы, растём, развиваемся, но при этом помним, что Бразилия — очень приятная страна, которая открылась для меня с нового ракурса.

 Я так понимаю, вы там не только занимался тренировками по футволею, но и успели поездить по стране?
— Нашей целью был не только тренировочный процесс, но и мини-путешествие, потому что побывать в Бразилии и остановиться только в одном городе было бы непростительной ошибкой. Поэтому мы съездили в Рио-де-Жанейро. Провели в этом городе трое суток и получили колоссальное удовольствие. Я осуществил давнюю мечту — встретить рассвет у океана в Рио и увидеть статую Христа Спасителя.

 У бразильцев всё располагает к развитию пляжных видов спорта. В России таких условий нет. Как вы думаете, за счёт чего тогда нам удаётся достигать больших успехов в пляжном футболе?
— В Бразилии располагает сама природа. Что нам помогает? Я считаю, прежде всего, дисциплина и любовь к этому виду спорта. Он заряжает наших ребят определённой энергетикой, потому что это всё-таки песок, пляж, солнце. Да, в России большую часть времени холодно, дождливо, морозно, невозможно просто играть, но у нас есть крытые комплексы, которые помогают ощутить себя в нужных условиях. Частичка лета такая.

 У ребят есть желание, они видят, как играют другие, и хотят делать это не хуже, правильно?
— Всё верно. Исключительно всё от желания идёт и от любви к футболу. В принципе неважно на песке ли, на траве, на гальке или в грязи. Мы любим это дело. Это даже не дело, а особенная часть нашей жизни. Когда ты выходишь на тренировку или матч, то ты перестаёшь быть Денисом Пархоменко, ты становишься частью чего-то большего, чем просто игра. Ты окунаешься в отдельную жизнь, и в ней нет никаких бытовых вещей. Здесь ты получаешь удовольствие и помогаешь команде, а команда помогает тебе. Идёт своя жизнь.

 Когда вы впервые увидели пляжный футбол?
— В 2011 году, будучи ещё юным футболистом в спортивной школе-интернате футбольного клуба "Кубань". Я сидел перед телевизором и смотрел финал чемпионата мира, где наша сборная обыграла бразильцев. И я подумал: какие красавцы ребята! Это было что-то завораживающее. Команды всех возрастов нашей школы собрались у телевизора. Болели и поддерживали наших ребят. Этот момент у меня отложился в памяти. Вот такое у меня было первое знакомство с пляжным футболом.

 И тогда этот матч вас вдохновил? Можно сказать, что появилась мечта выиграть чемпионат мира самому?
— На тот момент я даже не подозревал, что у меня появится в будущем такая мечта. Мне понравилась именно та самоотдача ребят, которая мотивировала меня ещё больше тренироваться, помогать команде тогда ещё в традиционном футболе. Я себе и представить не мог, что у футбольной жизни на меня совсем другие планы.

 Помните первую встречу с теми ребятами, кто выигрывал чемпионат мира в 2011 году?
— Я с ними пересекался частично на футбольном поле. Это была Самара, первый этап чемпионата России. 6 лет назад получается. Я тогда впервые встретился с ребятами из "Кристалла". Когда выходил, то понимал, что против меня играют чемпионы мира, заслуженные люди. Но при этом я испытывал огромный восторг от того, что я мог биться и доказывать, что я не хуже, и у меня точно также есть свои права, которые я могу заявить. На следующем этапе так и произошло. В дальнейшем было необходимо держать планку, что, собственно говоря, мы и делаем последние несколько лет.

 В Бразилии у вас были тренировки по футволею, и потом вы участвовали в Интерконтинентальном кубке в Москве. Какие вообще планы на этот вид спорта?
— Футволей для меня — исключительно любительский вид спорта с отличным подспорьем для пляжного футбола, в котором я могу развивать как свои технические, так и физические навыки — выносливость, координацию, перемещение по площадке, умение контролировать мяч. На этот вид спорта я не буду делать ставку, но от этого меньше любить я его не стану. Я буду принимать участие в турнирах по футволею, но это будет исключительно в дозволительных рамках как руководства моего клуба, так и тренера сборной России. 

 Давайте вернёмся к сборной. У вас в голове складывается путь от первого матча за национальную команду к чемпионству на домашнем мундиале?
— В какой-то мере уже сложился. Я пока до конца ещё не осознаю. Всё это в процессе происходит. Даже принятие того, что ты — чемпион мира. Если раньше я засыпал просто Денисом Пархоменко, игроком сборной России, то сейчас я засыпаю Денисом Пархоменко — чемпионом мира. Это, конечно, приятно.

 Помните, с какими мыслями и эмоциями приходили в сборную?
— Первый мой вызов я получил ещё в молодёжную сборную от Михаила Викторовича Лихачёва. Для меня тогда это был больше эмоциональный отклик, потому что невероятные просто впечатления от того, когда тебя приглашает тренер сборной. Он тебя увидел после первого сезона и хочет посмотреть, на что ты способен. Конечно же, я был воодушевлён. Эмоционально — не передать словами. Дальнейшие вызовы были уже более хладнокровными, структурированными. Я понимал, что для того, чтобы Михаил Викторович заметил нужные качества во мне, нужно их показывать, вырабатывать, тренироваться с большим упорством, усердием.
Не могу сказать, что я достиг совершенства, да и, наверное, не скажу никогда. Молодёжь наступает на пятки и хочется развиваться как физически, так и психологически в этом виде спорта. Отдельные эмоции по поводу первого вызова в сборную — ты вышел на песок, построились команды, а затем  диктор объявляет об исполнении гимна Российской Федерации. Когда он играет, я хорошо помню этот момент: просто всё замерло, по телу мурашки и такая пустота. Ты понимаешь, петь гимн своей страны, защищать честь своей страны — особенный вид удовольствия, я так тебе скажу.

 В сборной серьёзная конкуренция среди вратарей. На площадке вы конкуренты, а за её пределами — друзья?
— Я придерживаюсь следующей позиции. У нас общее дело, как для команды, так и для всей страны в целом. За пределами площадки мы должны быть партнёрами как минимум. Я не могу сказать, что мы являемся конкурентами. Конкуренция присутствует в любом игровом виде спорта, особенно в командном. Но когда вратари начинают делиться какими-то моментами друг с другом, это позволяет намного эффективнее использовать свои особенные данные на благо всей команды. И также помогает развивать в своих партнёрах какие-то моменты, которые помогут в дальнейшем.
Мы делаем одно дело и самое важное — понимать, что нам не нужно друг с другом воевать. Смысл команды заключается в том, чтобы друг друга поддерживать и помогать. Если в команде начинается раздор, то итогом этого будет общее обидное поражение. Команда должна быть семьёй. Нам Михаил Викторович постоянно об этом напоминал. Это в том числе нам помогло достичь желанных трофеев.

 В памятном полуфинале против Швейцарии вы специально выходили на серию пенальти. Можно ли сказать, что среди наших вратарей вы — главный специалист по пенальти? 
— Не могу сказать, что другие вратари не являются специалистами в этой области, но я действительно досконально изучаю каждого игрока. Перед любым матчем у меня есть составленные характеристики на каждого бьющего. Это мне позволяет предвосхищать какие-то моменты. Конечно, случаются и неудачи. Но они позволяют улучшать свой подход к данному процессу.

 Вы чувствуете определённую уверенность, что в нужный момент можете выручить команду?
— Во-первых, это моя работа. Во-вторых, вся команда на меня рассчитывает. В-третьих, я хочу, чтобы мои действия принесли пользу команде, будь это серия пенальти, игровой какой-то момент, штрафной. Я уверен именно в том, что моя реакция, быстрота ног и умственные способности, умение наблюдать за людьми помогают мне с эффективной долей вероятности отражать удары.

 После финального матча чемпионата мира болельщики передали с трибун лапти. Они у вас остались?
— Эти лапти отправились в музей особенно памятных вещей. Они находятся у хорошего человека, который сохранит память о данном моменте на всю жизнь.

  Это просто болельщики передали?
— Да, в знак благодарности за такой эмоциональный заряд в их адрес. Своего рода благодарность благодарности.

 Вы чувствовали эйфорию какую-то, отдачу от болельщиков?
— Я чувствовал это на протяжении всех матчей. Даже находясь на трибунах, ты всё равно остаёшься тем игроком, который переживает за свою команду. Когда ты смотришь на трибуны и видишь людей, которые поддерживают твоих партнёров по команде, срывают голоса, искренние слёзы и улыбки от того, что наша команда побеждает, это невозможно не чувствовать. Сумасшедший заряд энергии, который мы получили во время чемпионата мира, до сих пор поддерживает в нас не то что эйфорию, но приятные эмоции как минимум.

 Вы ощущали, что это исторический момент? 
— Для меня финал был против Швейцарии. Поэтому исторический момент был в этом матче. По поводу финала я уже не переживал. Знал на 100 процентов, что наши ребята просто выйдут и выиграют.

 У всей команды была такая уверенность?
— На мой взгляд, да. За всех говорить не буду, но, мое мнение, для нас финал был в полуфинале против Швейцарии.

 На ваш взгляд, почему не удалось удачно выступить в Суперфинале Евролиги?
— После такого эмоционального всплеска прошло катастрофически мало времени. Неделя после финала домашнего чемпионата мира. После сумасшедших игр и по психологическому накалу, и физической загруженности. Целую неделю нас разрывали по различным мероприятиям. Все хотели пообщаться с нами, спросить, как это было. Поэтому мы просто не успели восстановиться. Это не оправдание, мы всё-таки сборная России. Тем не менее, у человека есть ограниченный запас ресурсов. Этот запас был исчерпан. Но даже в таком состоянии мы могли бы выступить лучше, гораздо лучше. 

 То есть настрой всё равно был на победу?
— Настрой всегда исключительно на победу, на завоевание титула. О чём можно говорить, когда две команды, которые играли в полуфинале чемпионата мира, встречаются в матче за 5-6 место? Чтобы усладить горечь от неудачи, у нас не было выбора, кроме как пройтись катком по сборной Швейцарии.

 О Межконтинентальном кубке думали заранее или по завершении Евролиги?
— Особо много времени думать не было, потому что впереди было ещё два клубных турнира: Кубок России и Мундиалито. О Межконтинентальном кубке было рано думать, поэтому работали поступательно. После Кубка России была мысленная подготовка к тому, что у нас впереди ещё один важный турнир за сборную и к нему нужно подготовиться, быть во всеоружии. Показать, прежде всего, самим себе и людям, которые следят за пляжным футболом, финальный этап Евролиги был просто-напросто исчерпывающим ресурсом каждого спортсмена. Поэтому мы вышли на Межконтинентальный кубок и доказали, что победа приходит после того, как этот ресурс пополняется. Поэтому мы забрали ещё и Межконтинентальный кубок.

 Удары вы тренируете с таким же усердием, как готовитесь к пенальти?
— Конечно. Это отдельный элемент, который необходимо тренировать, когда выкладываешь перед собой 10-15 мячей и, как машина, отрабатываешь удар. Сначала в створ, работаешь над точностью, затем добавляешь силу. И вот так, пока нога не отсохнет в прямом и переносном смысле, у тебя появляется поставленный удар. Но это умение нужно постоянно тренировать, потому что мышечная память имеет свойство забывать, что ты умеешь хорошо бить. Каждый элемент нужно постоянно тренировать, чтобы организм его помнил.

 Как вы считаете, в каком компоненте ещё нужно прибавить?
— Я считаю, что во всех компонентах мне нужно ещё много расти. До того же Максима Чужкова, у которого как и реакция сумасшедшая, так и удар поставленный: и по точности, и по силе. Спокойствие Станислава Кошарного, который умеет хладнокровно вести игру. Поэтому есть хорошие ребята, у которых я могу что-то подсмотреть, чему-то научиться. Я в любом случае буду развиваться и прогрессировать.

 После такого успешного года, на ваш взгляд, что нужно сделать, чтобы подъём пляжного футбола продолжился?
— Для завоевания новых трофеев в последующие годы, нужно забывать всё, чего ты уже добился, то есть 29 августа мы стали чемпионами мира, но на этом всё. 30 августа уже нужно забыть, что ты — чемпион мира, потому что идёт следующий турнир, и тебе уже в нём нужно доказывать по новой. Нужно уметь наслаждаться в моменте. Момент был, насладились, всё. Успокоились и дальше дисциплинированно, планомерно, с холодной головой готовимся к следующим этапам и турнирам.

 На данный момент у нас всё есть для новых побед?
— Я считаю, у нас всё необходимое имеется, чтобы, во-первых, добиваться новых успехов, во-вторых, взращивать качественных пляжных футболистов и, в-третьих, как говорится, нет предела совершенству. Всегда есть что улучшить. Это касается и организационных моментов, и подготовки футболистов. Также это происходит в традиционном футболе. Какие-то новшества приходят, каждый год какие-то интересные фишки. Футбол не стоит на месте, потому что это живая игра. Она становится всё интереснее и ярче.

 У вас остаётся время, чтобы следить за большим футболом и другими видами спорта?
— Его остаётся немного и, конечно, с удовольствием иногда смотрю матчи Лиги чемпионов, внутренних чемпионатов. Сейчас много интересных игр, особенно под Новый год. Взять, к примеру, Кубок Английской лиги. Там что ни матч, то феерия голов, сейвов, потрясающих командных взаимодействий, камбэков. Смотришь и приятно глазу.

 У вас вся карьера ещё впереди. Скажите, вы видите какой-то предел? Понимаете, что ещё можно очень многого достичь?
— Это ещё даже не начало, это лишь прелюдия к нему. Впереди ещё очень много новых побед, много интересного и полезного опыта, который пригодится не только в спорте, но и в жизни. Много роста.
Сейчас настолько возрос масштаб взглядов на спорт, что ты даже не хочешь думать, что будет после. Хочется просто находиться в этом моменте, развиваться в нём, помогать не только себе, но и этому виду спорта. Даже как-то подытожить не получается, потому что здесь должно быть именно многоточие…

 После такого сезона проснулся голод до трофеев или он никогда не утихал?
— Он никогда не утихал. Всю жизнь я себя воспитывал как победителя. Быть всегда лучшим, быть всегда первым. Сейчас ничего не изменилось. Наоборот, появилась определённая ответственность намного большего уровня перед людьми, которые смотрят на тебя, видят не только на футбольном поле, но и за его пределами. Это не самый мой любимый приём — соответствовать чьим-то ожиданиям, но быть примером для молодёжи, мотивировать их для того, чтобы они в жизни достигали определённых высот. Это очень важно. Я не хочу, чтобы молодёжь брала пример с Дениса Пархоменко. Я хочу, чтобы они стали самими собой, чтобы их победы были посвящены себе, но, возможно, если они что-то заимствуют у меня, то это им поможет в будущем достигать своих побед. Ради этого и стоит жить. Нам не нужен второй Лионель Месси, третий Буффон, нам нужен каждый человек со своим именем, чтобы именно он пришёл в этот мир и показал то, на что способен.

 То есть определённого кумира у вас не было?
— У каждого человека есть свои кумиры, свои примеры, но главное, чтобы ты не становился вторым кем-то. Главное, чтобы ты был первым самим собой.

 На днях вы прыгали с 207-метровой вышки. Какие получили эмоции, страшно было?
— Признаться честно, была секундная слабость, когда я подошёл к краю мостика, посмотрел вниз и увидел эту пропасть… Мысль проскочила: «А может быть и нет?» Но инструктор сзади начал отсчёт: «5, 4, 3, 2, 1». Дальше ноги сделали всё сами, голова не успела подумать. Ноги среагировали, оттолкнулись, прыгнули и полетели. Страха не было, было исключительное удовольствие от ощущения свободного падения. Это безопасно для твоего физического здоровья и тела. Ощущения не описать словами, людям надо просто самим попробовать. Но я уже прыгал до этого с парашютом, поэтому это падение казалось долесекундным.

— Любите экстрим?
— Обожаю!

— С какой высоты с парашютом прыгали?
— 4000 метров. С самолёта. Это было в Ростовской области в июне прошлого года.

— Есть ли у вас какие-то вообще страхи в жизни?
— Вот это я и пытаюсь выяснить. Пока что не нашёл.

— Где бы вы ещё хотели побывать?
— Первое, что приходит в голову, — Австрия с её прекрасной природой. Мне хочется именно там побывать в первую очередь. Но, если говорить в целом, я хочу объездить весь мир, увидеть каждый уголок, попробовать себя в каждой стране, местности. Мой дом — это весь мир. Поэтому я везде как дома.

— Что вам больше нравится: горы или море?
— Они по-своему прекрасны. Нельзя говорить, что что-то больше нравится, что-то меньше. Горы имеют своё величие. Море своё индивидуальное спокойствие либо же неспокойствие: штормы, ураганы, бури. Это тоже завораживает, поэтому я тот человек, который любит наслаждаться любой погодой, любой местностью. Этот мир прекрасен и нет смысла видеть в нём недостатки, что-то плохое. Оно и так происходит каждый день. Плохое творят люди. Но при этом места, где живут люди, не должны быть плохими. Места не выбирают людей. Это люди выбирают места и пытаются их осквернить. Так не должно быть. Люди должны ценить то место, где они живут. Ту природу, в которой они обитают. И стараться не разрушать её, а сохранять и, возможно, приукрашать её. Потому что природа нам даёт возможность существовать и наслаждаться этой жизнью. Мы очень часто забываем о том, чтобы отблагодарить её.

— С какими чувствами вы возвращаетесь в "Спартак"?
— Исключительно с тёплыми, потому что я знаю всех ребят достаточно близко. Во-вторых, я очень люблю болельщиков "Спартака", которые поддерживают команду не только в Москве, но и по всему миру. Куда бы "Спартак" ни приехал, везде найдётся тот человек, который знает этот клуб и болеет за него. Знаешь, такое ощущение, как будто бы я возвращаюсь домой.

— Как отреагировали на уход в "Локомотиве"?
— В "Локомотиве" не было никакого недовольства из-за моего возвращения в "Спартак". Они были рады, что у меня разрешилась моя позиция свободного игрока. Мы попрощались на хорошей ноте. Остались, можно сказать, друзьями. Поэтому всё хорошо и лояльно.

— Как отнеслись болельщики "Локомотива"?
— Болельщики "Локомотива" отнеслись неспокойно. Некоторые мне писали, переживали точно так же. Я, кстати, болельщикам "Локо" благодарен за их поддержку во время сезона, за их переживания. Хочу поблагодарить их, они тепло попрощались со мной. Это очень важно. Я не хочу оставаться ни с кем врагом. Тем более с теми людьми, которые поддерживали и меня, и клуб в этом сезоне. Поэтому отдельные слова благодарности болельщикам "Локомотива" и точно так же руководству клуба за проведённый совместный сезон!

— В "Спартаке" у вас будет больше игрового времени?
— Всё верно. Хотя я прихожу в этот клуб на равных условиях конкурировать с другими вратарями. Поэтому здесь уже будет выбор тренера. Мне нужно заново доказывать, что я достоин этого игрового времени.

— Какие у команды амбиции на будущий сезон?
— Цель у любого уважающего себя клуба, а "Спартак" именно такой клуб, одна – это победа в любом турнире, в котором команда участвует. Как у опытного поколения, так и у молодёжи уже сформировался свой взгляд, свои цели. И эти цели пересекаются с общими амбициями клуба в виде чемпионства

Источник: bsrussia.com
+41
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.