30 января, 01:37 Фанаты Михей 10

«Как бы ни убеждали, что Fan ID делается ради нашей безопасности, никто в это не верит. У нас достаточно глубокие традиции давления и репрессий». Интервью Ильи Яшина/Очевидно, что Федуну все эти игры уже надоели, он отдал эту игрушку своей подруге – и рулит там она

Оппозиционный политик – о паспорте болельщика, репрессиях власти в отношении фанатов, «Спартаке», спортсменах-депутатах из «Единой России» и отсутствии флага и гимна РФ на Олимпиаде.

Большинству россиян Илья Яшин известен как один из самых знаменитых оппозиционеров. Однако любители футбола также знают, что политик страстно поддерживает московский «Спартак». А после того, как на активных поклонников красно-белых завели уголовные дела, он делал ролик в их поддержку.

В эксклюзивном интервью корреспонденту «ВсёПроСпорт» Яшин поделился мыслями относительно введения Fan ID, рассказал о взаимоотношениях фанатов с властью, прокомментировал свои высказывания о «Динамо», высказался о депутатах со спортивным прошлым и допинговой программе.
«Власть думает, что сможет как обычно передавить и недовольство уйдёт куда-то глубоко. Но вполне вероятно, что её будут ждать сюрпризы»
- Зачем сразу после того, как власть обожглась на недовольстве введениемQR-кодов, принимать закон о другом инструменте контроля –FanID?
- Власть с достаточно большой тревогой относится к фанатскому движению. Она считает, что от него всегда можно ждать каких-то неприятностей, что оно может политизироваться и стать движущей силой неприятных для неё событий. Так было в Украине и ещё ряде стран. И понятно, почему: это достаточно широкое, организованное, имеющее внутреннее структуру и лидеров, не всегда лояльное движение. При этом оно имеет и умеет применять силу для отстаивания своих интересов.

Очень хорошо помню времена, когда государство пыталось взаимодействовать с фанатским движением с помощью «пряника». Это было во времена движения «Наши». Тогда же создавалось Всероссийское объединение болельщиков. Это выглядело как попытка привычными действиями коррумпировать и купить лояльность фанатского движения.

Но, как обычно, власть не учла, что фанаты – это не только лидеры и функционеры, с которыми вы можете договориться. Это огромное количество людей, которые в какой-то момент высказали отношение ко всей коррупционной истории. Многие из тех фанатов, кто взаимодействовал с властью и «нашистами», были объявлены персонами нон-грата на трибунах. Фанатское движение их отторгло, хотя авторитет казался незыблемым.

На этом мирная дискуссия закончилась. Государство перешло к более привычным методам: «кнут» сменил «пряник». В активную фазу это перешло перед чемпионатом мира, когда власти явно понравилось кошмарить фанатов. Сейчас центр по противодействию экстремизму с большим интересом следит за ними и пытается вогнать в какие-то рамки, забюрократизировать. Паспорт болельщика – вполне логичное продолжение линии власти на установление жёсткого контроля над фанатским движениями.

- Можно ли сказать, что сотрудничество с властью после «манежки» вышло фанатскому движению боком?
- Скорее, наоборот. Это сыграло положительную роль для фанатского самоочищения и показало, что движение способно отторгать людей, которые готовы коррумпироваться и пытаются навязывать ему политическую повестку сверху. То, что фанаты выгнали этих людей с трибун, не стали с ними связываться, мне кажется очень здоровым явлением. Я в это не вмешивался, следил как наблюдатель, но меня это порадовало.

Но, если бы этого сотрудничества не было, период, когда людей пытались купить, пропустили бы. Сразу бы перешли к «кнуту». Власть ведь тоже использует фанатское движение, чтобы запугивать общество. Закон о противодействии экстремистской деятельности принимался после очень странного погрома рядом со зданием Госдумы с поджогом машин, драками и бутылками. Всё это выглядело очень странно.

Хорошо, проиграли японцам, неприятно. Но это явно не выглядело как повод, чтобы громить центр своего города. Кого бить? Там японцев не было. Драка происходила между фанатами российской сборной. Выглядело как откровенная провокация, но было немедленно использовано властью. Заготовленный уже к тому моменту закон был вытащен из-под сукна, представлен и принят. А погром выглядел как его рекламный ролик.

И «манежка» была использована так же. Мол, смотрите, что у нас происходит в центре города. Запугать среднестатистического обывателя такими картинками достаточно легко. Конечно, это выглядит как экстремизм в чистом виде. Государство должно с этим бороться, поэтому давайте приветствовать максимально жёсткие методы, не задумываясь, как на практике потом эти законы будут использоваться. Это технология.

- Не кажется ли, что попытка всё контролировать приведёт к политизации фанатов и обратному эффекту?
- Именно так и произойдёт, скорее всего. Но ведь способ взаимодействия с фанатами не демонстрирует какой-то специфический подход. Это в целом способ общения власти с обществом. Возьмите любую сферу гражданского общества: мы сначала попытаемся вас купить, но, если не получится, будем давить и гнобить. Хотя кое-где сразу начинают давить.

По большому счёту, за 20 лет государство не научилось ничему, кроме подавления инакомыслия в плане диалога с обществом. Ведь фанаты – это тоже часть гражданского общества. И с этими людьми надо выстраивать диалог, если вы не хотите, чтобы они представляли угрозу для вас. В их интересы надо вникать детально и пытаться находить компромиссы.

То, что мы наблюдаем сейчас, выглядит крайне вызывающе. Как попытка навязать новые правила, которые не обсуждались ни с кем. Против этих правил резко выступило и само фанатское движение, решившее бойкотировать матчи. Несмотря на угрозы в адрес лидеров, оно действует достаточно решительно. Отрицательно оценило закон и профессиональное футбольное сообщество. Даже Валерий Карпин высказался.

Попытка навязать эти правила на политическом уровне без какого-либо согласования вызовет несомненное противодействие. Власть думает, что сможет это как обычно передавить и недовольство уйдёт куда-то глубоко. Но вполне вероятно, что её будут ждать сюрпризы.

- Как бы вы вели диалог с фанатами в конфликтной ситуации, окажись вы на месте депутатов?
- Это надо делать на площадке болельщиков. Идти к ним и разговаривать, как это происходит у руководств футбольных клубов. Помните, когда Кикнадзе ругался с фанатами? Конечно, это всё выглядело странно, в том числе кричащий в микрофон руководитель клуба. Но даже эта дискуссия выглядела более здоровой, чем попытка навязывать что-то из парламента и администрации президента.

Если бы нашёлся какой-то депутат, которому бы хватило воли, мужества и смелости прийти на стадион, он узнал бы много чего нового. Скорее всего, разговор был бы не очень приятным, но это в принципе часть работы политика. Фанаты это очень оценили бы. Вполне возможно, из этого разговора какой-то конструктив мог бы выйти. Эта дискуссия не должна сводиться к объяснению в лояльной прессе уже написанного закона.

Если вы хотите понимания инициативы, будьте готовы её корректировать с учётом пожеланий и не бойтесь идти к людям. Не вызывайте их в Думу или администрацию, сами идите. Вы же для них принимаете. По крайней мере, говорите, что принимаете закон, чтобы облегчить им жизнь. Такая официальная легенда. Чего ж вы тогда боитесь к ним идти?

- У вас было какое-то плотное общение с фанатами?
- У меня есть несколько друзей, знакомых в фанатском движении. Я сотрудничал с одним парнем, заметным в «спартаковском» движе. Честно говоря, даже не знал, какую он роль там играет. Он помогал мне с организацией общественной безопасности на митингах и подобных мероприятиях. Но это было давно, в 2008-2010 годах. Считай, в прошлой жизни.

Мы ладили. Можно сказать, даже дружили. Но наши дороги разошлись в 2014 году. Когда мы делали Марш мира, шли через центр Москвы, нашей колонне преградила дорогу группа достаточно агрессивно настроенных людей. Началась какая-то перепалка, и я увидел своего товарища по ту сторону. К сожалению, война с Украиной развела нас по разные стороны баррикад. У нас не было никаких стычек, дискуссии. Я с тех пор с ним не общался.

«Очень сильно удивлюсь, если мне разрешат получить Fan ID»
- И безFanID у власти хватало «кнутов»: уголовные дела, закрытие возможности посещения стадиона по решению суда. Зачем тогда такой очевидно раздражающий инструмент?
- Он позволяет создавать отдельную базу, куда собираются персональные данные. Если она у вас есть, вы всегда знаете, как надавить на человека, где его найти. Это облегчает работу полиции и спецслужб в плане персонального контроля. Понимая, что находитесь в этой базе, вы уже не можете чувствовать себя в безопасности. Вы понимаете, что за вами постоянно наблюдают, и не ощущаете себя свободным человеком.

У любого нормального человека, если он не занимается профессионально политикой, попадание в такие своеобразные государственные базы очень некомфортно. Это как «чёрная метка». Твоё нахождение в этой базе воспринимается как присутствие в базе неблагонадёжных элементов. Как бы ни убеждали, что это делается ради нашей безопасности, никто в это не верит.

У нас достаточно глубокие традиции давления и репрессий. Даже на генетическом уровне молодые люди понимают, как и без такого технического арсенала государство достаточно эффективно боролось с инакомыслием. А уж сейчас, в эпоху повсеместного распространения камер наблюдения, слежки через телефон, биллинги, как себя чувствовать в безопасности? И власть специально создаёт эту атмосферу.

- Заявления коммунистов против FanID – это попытка действительно отстоять права людей или примазаться к протестным настроениям?
- И коммунистам, и другим парламентским партиям нужно как-то сохранять своё присутствие в Думе. Изображать оппозицию или быть ей. Но с точки зрения парламентской дискуссии тема-то не самая болезненная. Это то, за что власть можно критиковать. Всё-таки фанаты – узкая группа. Эта тема не касается коррупции в высших эшелонах власти, например.

Понятно, что администрация президента формирует некий список тем, которых нельзя касаться не при каких обстоятельствах. А по вопросам, которые не входят в этот перечень, можно возмущаться. Я, кстати, думаю, что и коммунисты, и другие депутаты, выступающие против, делают это вполне искренне и понимают, к чему это ведёт.

- Бойкот фанатов может дать какие-то плоды?
- Я думаю, что закон примут в том или ином виде. Может, сначала чуть смягчат, потом опять ужесточат. Это касается хоть и организованного, но узкопрофильного движения. Почему, например, не приняли закон о QR-кодах? Против этого выступает статистически значимая часть общества, причём наиболее радикально – избиратели Путина. Он понимает, что это не нравится его ядерному электорату, как и в случае с повышением пенсионного возраста. Поэтому пытается от этого уйти, переложить ответственность, вилять.

С Fan ID история другая. Это гораздо более локально, всё лоббирует руководство спецслужб и правоохранительных органов, а преподносится как способ борьбы с экстремизмом и угрозой нацбезопасности. Запугивают, что в Украине фанаты были движущей силой революции. Всё это обсуждается в совсем ином контексте. Думаю, что у нас всё будет происходить по сценарию Турции.

- ЕслиFanID введут, будете его оформлять?
- А я думаю, что мне не дадут. Знаю, что мой коллега пытался попасть на матчи чемпионата Европы в Питере, но ему отказали. Причём это муниципальный депутат. Мол, был задержан на каком-то митинге. Он никогда не был в команде Навального, не был очень радикально настроен, даже 15 суток не получал. Провёл после митинга три часа в отделе полиции, вроде как все об этом забыли, но при попытке получить Fan ID ему пришёл отказ.

Очевидно, что люди, задержанные на митингах, будут автоматически попадать в разного рода чёрные списки. Я, наверное, попробую оформить паспорт болельщика, но думаю, что меня этот закон непосредственно коснётся. Очень сильно удивлюсь, если они мне разрешат получить Fan ID.

Думаю, громких историй с отказами будет много. На митингах задерживали в том числе известных людей, причём не только непосредственно связанных с политикой: актёров, писателей, режиссёров. По факту, людям запрещают посещать стадионы даже без судебного решения. И не за драки, хулиганство на арене, а по причинам, не имеющим никакого отношения к футболу. Конечно, это станет поводом для дополнительного возмущения.

Причём мне это неприятно. Не могу сказать, что я прямо часто хожу на футбол. Но у меня есть друг Илья Барабанов, журналист ВВС. Он болеет за «Динамо», и мы с ним вместе ходим на дерби. Подозреваю, что ни мне не дадут, ни ему. Хотя у него шансов побольше. Но обидно, что эту нашу традицию разрушат.

- Единственным неявным плюсом закона можно назвать то, что он является «лакмусовой бумажкой» на здравость суждений. Согласны?
- Считается, что сторонниками закона как правило являются люди, говорящие: «Я вообще-то в футболе ничего не понимаю, но сейчас установлю вам здесь правило». Как Роднина и Журова. Показательно, что они женщин на первый план выдвигают, как обычно. И те что-то пытаются объяснять, что вызывает недоумение. Ладно, Журова и Роднина – большие спортсменки. Но при чём здесь футбол-то?

«В Думе депутаты-спортсмены из «Единой России» оказываются самыми послушными»
- Некомпетентность в заявлениях может ещё больше подорвать доверие к власти?

- Не думаю, что это прямо обрушит их рейтинги. Для людей, которых тема волнует, это лишний повод позлиться. Заявления вызывают глухое раздражение. А то, как власть уходит от дискуссии и навязывает своё мнение, приводит к закипанию людей. Во что это выльется, невозможно прогнозировать.

Когда принимали закон о повышении пенсионного возраста, тоже, кстати, на фоне футбольных событий, это на первых порах не вызвало вообще никакой реакции. Ну, коммунисты повозмущались, Навальный снял несколько роликов. Толпы на улицу не вышли. В целом принятие закона прошло безболезненно.

Но российское общество немножко специфическое в этом плане. У нас всегда есть отложенный эффект. Люди вроде как проглатывают навязанное, но не забывают. И спустя некоторое время после принятия того закона на выборах «посыпались» провластные губернаторы, начали проигрывать ноунеймам. И у Путина, и у «Единой России» рейтинг рухнул.

После рокировки Путина с Медведевым общество тоже вздохнуло недоумённо, но на следующий день митинги не случились. Зато через несколько месяцев, когда, казалось бы, все смирились и забыли, «Единая Россия» провалилась и вынуждена была вбрасывать бюллетени, чтобы хотя бы до 50% дотянуть. А рассчитывали на 70.

- Люди разных профессий сидят в Думе, но спортсмены подвергаются особой критике. Почему?
- Можно к этому по-разному относиться, но общим мнением является, что спорт связан с физическими, а не интеллектуальными нагрузками. И когда по завершении карьеры они оказываются среди тех, кто принимает для нас законы, по которым мы должны жить, это вызывает недоумение. А почему кто-то решил, что ты можешь? Какие у тебя есть для этого навыки, способности и основания?

Если профессор становится депутатом, это кажется логичным. Человек понимает, разбирается. Грубо говоря, профессор воспринимается как человек умнее всех нас. Значит, он может придумать что-то, что сделает нашу жизнь лучше. Спортсмены и актёры точно не воспринимаются как интеллектуально лучшие из нас. Это и вызывает возмущение.

- Есть ведь ещё и особенность, что спортсмен с детства находится в «пузыре»: ему берут билеты на сборы и соревнования, он постоянно там торчит и не видит реальной жизни.
- Да, но дело не только в этом. Спортсмена с младых ногтей приучают слушать тренера. Вот как тренер говорит, так и правильно. У спортсмена в первую очередь вызывают не независимость мышления, а дисциплину. Ты должен идти по некой колее, чтобы достичь результата. И в Думе депутаты-спортсмены из «Единой России» оказываются самыми одиозными и послушными. Они вообще никакой независимости не демонстрируют.

«Единой России» очень выгодно набирать спортсменов. С ними меньше всего проблем. Опять же, не хочу обобщать. Существуют и умные, независимые спортсмены. Просто есть такая тенденция. И спортсмен, как и представитель любой другой профессии, может стать успешным политиком, если у него есть собственная мотивация, сформировались ценности. А вот если его в добровольно-принудительном порядке туда приводят или просто сажают в кресло, говоря, как голосовать, это путь в никуда.

Когда мы создавали движение «Солидарность», шутили про Гарри Каспарова. Мол, жаль, что он чемпион мира по шахматам, а не футболу. Футбол – игра командная, а шахматы – индивидуальная. Поэтому у нас с Каспаровым всегда была проблема, что он действует, не очень хорошо взаимодействуя со своими политическими союзниками. Мы шутили, что Гарри не отдаёт пасы, потому что к этому не приучен.

- Накануне выборов вы сделали видео про Николая Валуева, с которым у вас был конфликт ещё 10 лет назад. Не было опасения, что он как-то захочет с вами расправиться тогда или сейчас?
- Я бы не назвал это конфликтом. Возникло какое-то странное недоразумение. Лет 10 назад я написал пост про «Единую Россию», где я назвал её партией жуликов и воров. Валуев даже не был упомянут в этом тексте, но абсолютно внезапно разразился в «твиттере» тирадой, что некий Яшин, получается, и его вором назвал. Типа, готов ли я ему это в лицо повторить.

Я на это, естественно, сказал, что готов, с удовольствием объясню, почему считаю вашу партию такой. Может, переубедить даже смогу. Собчак немедленно подключилась, попыталась организовать дебаты. Но он не стал со мной встречаться. Это выглядело очень слабо. Если задаёшь вопрос, готов ли ты повторить мне слова в лицо, человек соглашается, а ты после этого сливаешься, ты выглядишь нелепо.

Я понимаю: видимо, он рассчитывал, что такой огромный боксёр мне скажет, а я забьюсь под лавку и извинюсь. Но что он мне сделает-то? Кулаками начнёт махать? Ну, пусть начнёт. Ещё нелепее будет выглядеть. Подискутировать? Пожалуйста. Подраться со мной хочет? Выставит себя идиотом.

Ролик про Валуева стал одним из самых популярных у меня на канале. Там уже больше четырёх миллионов просмотров. Судя по тому, что Николай на какой-то маленький пост так раздражённо отреагировал, подозреваю, что это видео тоже вызвало у него не самые приятные эмоции. Но хочу отметить эволюцию и прогресс: спустя 10 лет Валуеву уже хватило ума не реагировать так глупо и дополнительно не рекламировать ролик глупыми высказываниями.

«Болельщикам «Динамо» стоит отрефлексировать тему своих корней. Как минимум не надо портрет Берии вывешивать»
- Ваш пост, почему вы болеете за «Спартак», а не «Динамо», вызвал большие волнения в своё время.
- Даже больше, чем я ожидал.

- Сейчас бы написали его?
- Пост был не очень политкорректный, там были достаточно резкие формулировки, можно было смягчить углы. Но дело в том, что я так думаю. Я действительно воспринимаю «Динамо» как команду НКВД. Она была создана офицерами и руководителями НКВД, в значительной степени впитала эти традиции. Ценности, на которых создавалось «Динамо», в моём понимании абсолютно противоположны ценностях, на которых создавался «Спартак».

Ну, буквально: основатели «Динамо» сажали основателей «Спартака» братьев Старостиных. Это часть нашей истории. Стал бы я это писать, зная, что это вызовет негативную реакцию? Если что-то вызывает негативную реакцию, это не значит, что об этом не надо говорить. Некоторые мои знакомые болельщики «Динамо» на меня обиделись. Они восприняли это как оскорбление. Но я не хотел никого оскорбить.

Болельщикам «Динамо» стоит отрефлексировать тему своих корней. Когда в ответ на вывешивание красно-белыми портрета Старостина с подписью «Он всё видит» фанаты бело-голубых вывешивают портрет Берии с теми же словами, это тоже факт биографии. Мне говорили, что это эпизод, выходка, но тем не менее. И для меня это важно.

- Но разве нынешнее «Динамо» является всё той же командой, что при Берии?
- В совете директоров всё равно сидят генералы, тот же Степашин. Понятно, что нынешнее МВД некорректно сравнивать с НКВД, но и я ведь не говорю, что они каяться должны. Но как минимум не надо портрет Берии вывешивать и сказать ровно то, что прозвучало в вашем вопросе: ребят, мы не имеем к этому отношения к тому, что творил Берия. Мы хотим от этого держаться подальше, мы про спорт и совсем другие ценности.

Я же не выступаю за то, чтобы «Динамо» расформировать и забыть. Наоборот, традиция его матчей со «Спартаком» хороша. И даже эта дискуссия полезна, потому что она обостряет противостояние. В этом смысл дерби. Это подстёгивает и спортивное соперничество. Не вижу ничего страшного, что у кого-то мой пост вызвал эмоции. Это хорошо, значит, дискуссия действительно живая.

- Вас, как и Навального, обвиняли в том, что вы хайпуете на болении за «Спартак». А в принципе такой политический пиар на клубе возможен?
- Меня сложно в этом обвинить, потому что я на стадион хожу с 94-го года. Смешно даже слышать. Мне кажется, у политика и не получится собрать лояльный электорат заявлениями о поддержке клуба. Вот есть Лавров, депутат от «Справедливой России» Свиридов, депутат от «Единой России» Щитов и оппозиционер Яшин.

Все болеют за «Спартак» и все, кроме Лаврова, который в вип-ложе сидит, теоретически могут оказаться на соседних креслах на трибуне. По крайней мере, пока Fan ID не ввели. И за кого должны голосовать болельщики? Я болею за «Спартак» не потому, что хочу кому-то понравиться, а потому что у меня отец и дед болели за него.

В 94-м году отец привёл меня на Лигу чемпионов, когда «Спартак» проигрывал «Барселоне» 0:2, а в конце матча закинул два мяча и сыграл вничью. Это были совершенно невероятные эмоции. Я школьником смотрел, как «Спартак» рвёт «Аякс» в Амстердаме и ходил на ответный матч в Москве. Видел, как с «Интером» играл в полуфинале Кубка УЕФА.

Это то, чем я жил. Это всегда имело для меня ценность. Люди, которые хоть чуть-чуть меня знают, в курсе, насколько это для меня важно. Когда я пишу пост про разницу пост про разницу между «Спартаком» и «Динамо», тоже понимаю, что это далеко не всем понравится. Но я пишу это не для того, чтобы кому-то понравиться, а потому что мне есть, что сказать.

- Почему тогда редко ходили на стадион даже до пандемии?
- Я находился на стадион, когда был подростком. И на выезды ездил. Я этим наелся. Сейчас и времени не так много. Но не могу сказать, что прямо редко хожу. Я не особо это афиширую, но иногда выбираюсь. На насколько матчей в сезоне обязательно схожу.

Скажу честно: пару лет совсем не посещал стадион. Когда «Спартак» в Лиге чемпионов под руководством Черчесова влетел киевскому «Динамо», получив по четыре мяча в Москве и Киеве, у меня был посттравматический период. Противостояние «Спартака» и киевлян было всегда самым принципиальным. А потом уже отошёл.

- Как вам нынешний «Спартак»?
- Тяжёлое впечатление производит. Очевидно, что Федуну все эти игры уже надоели, он отдал эту игрушку своей подруге – и рулит там она. Девушка она, конечно, интересная и нетривиальная. Бесконечные интриги, скандалы, разборки то с Газизовым, то ещё с кем-то. «Спартак» сейчас, к сожалению, ассоциируется больше с этим, чем с хорошей игрой.

Я очень жалел, что не смогли удержать Тедеско. Мне казалось, он прям неплохо подходит для стиля и духа команды своей мотивированностью и эмоциональностью. Ему, может, не хватало опыта, понимания, хотя парень очень эрудированный, но он был очень заряжен. Сколько Доменико там насобирал карточек на бровке? Радовало, что человеку не всё равно.

- Слышали шутку, что после вашего избрания в Красносельском округе его было решено переименовать в Краснобельский?
- Нет, но это смешно. Однако я даже в параллельной реальности не переименовывал бы. И так есть целая станция метро «Спартак», стадион свой. В 90-е мы и мечтать не могли об этом. Первые матчи красно-белых я посещал на стадионе «Локомотив», скамейки ещё деревянные были. Потом в «Лужниках», потом на «Динамо». Вечно шатались между стадионами.

Причём «Открытие» недалеко от места, где я вырос. Я ведь из Тушино. И это всегда был «конский» район, там ходить в красно-белом шарфе было довольно опасно. А теперь стадион стоит.

«Возлагаю ответственность за отсутствие флага и гимна РФ на Олимпиаде на людей, которые в Сочи устроили позорище с заменой мочи»
- Как относитесь к господдержке клубов?
- Она нужна, но не в том виде, в котором мы сейчас её видим. Я скажу очевидные вещи. Господдержка должна быть связана с развитием детско-юношеских спортивных школ. Когда Евгений Савин с канала «Красава» ездил по России и собирал самородки для своей команды, он показывал, в каком состоянии в регионах находится инфраструктура. Это даёт ответ на вопрос, почему у нас мало талантов вырастает, хоть и страна большая, и футбол любим.

Нужно вкладывать в инфраструктуру, которая давала бы результат. Поменьше покупать легионеров на «газпромовские» деньги. Хотя у меня нет на эту тему категоричной позиции. Я не выступаю против легионеров. Наоборот, они усиливают конкуренцию. Опыт сильного легионера перенимают наши футболисты. Но, если вся господдержка сводится к покупке бразильских футболистов, а на школы и зарплаты тренеров плюют, этот перекос неправильный.

Я понимаю, что от команды требуют немедленного результата. Вкладывать деньги в развитие детско-юношеского спорта – это в будущее. А результат надо давать сейчас. Однако, если не вкладывать деньги в будущее, результата не будет никогда.  В какой-то момент этот перекос всё равно надо будет начать выправлять.

- Есть и такой тезис: а к чему стремиться детишкам в ДЮСШ, если без бюджетных денег вообще не будет профессиональной команды?
- А почему не будет-то? Почему в Англии есть частные команды даже в маленьких городах, а у нас нет и не будет без государственных денег? Я с этим не согласен. А в скандинавских странах команды не выигрывают кубки, но их футбольная инфраструктура несравнима с нашей. В каждой деревне манеж. Поэтому там и появляются Холланды.

Чтобы в Туле была футбольная команда, нужно не прямо сейчас ей купить легионеров и пригласить тренера из Румынии. Надо создать инфраструктуру, платить нормальные зарплаты детским тренерам и делать команду популярной с низов. И лет через 10 она начнёт приносить результат. Другого выхода нет.

Показательно, что сейчас происходит с «Краснодаром». Галицкого критикуют, что пригласил Фарке. Мне понравилось, что в дискуссии с Черданцевым он не стал игнорировать, обижаться, банить журналистов, а достаточно откровенно объяснил свою позицию. Что прямо сейчас нет российского тренера, соответствующего стилю игры «Краснодара» и способного дать результат.

И это же диагноз нашему футболу. Если не самая последняя команда Премьер-Лиги, которая и в России хорошие результаты показывала, и в Европе гремела, не может найти тренера, готового давать результат, это о чём-то говорит. Если выбор между заграничными специалистами и нашими физруками, значит, у нас большие проблемы в системе подготовки кадров.

- Резко перескочим с футбола на зимние виды. Как воспринимаете, что на Олимпиаду снова едет не сборная России, а команда ОКР с музыкой Чайковского вместо гимна?
- Это обидно, вызывает очень тяжёлые эмоции. Как будто у вас что-то отбирают. Но я прекрасно понимаю, почему это происходит. Я возлагаю ответственность за это не на Олимпийский комитет, а на тех людей, которые в Сочи устроили позорище с заменой мочи. Думали, никто этого никогда не заметит? Позорище это организовали государственные службы, а расплачиваться приходится всем болельщикам.

- Основания для такого наказания достаточные?
- Это ведь всё предусмотрено регламентами. Да Олимпийский комитет жёстко относится к допинговым нарушениям. Когда злоупотребления происходят на государственном уровне, с этим невозможно не бороться, этому нужно давать максимально жёсткий ответ. Когда частные нарушения происходят, естественно, это вызывает менее жёсткую реакцию.

- Неужели власти настолько важны победы, что она пошла на такие фальсификации?
- Судя по всему, да. Нужны ведь какие-то идеологические скрепы. Идеологии в стране ведь нет, а тому режиму, что власть создаёт, она нужна. Они и с религией пытаются играть. Но страна многоконфессиональная, это не очень работает. Да и 70 лет у нас на государственном уровне был атеизм, объясняли, что бога нет, а теперь всё поменялось вверх дном.

Зато есть спорт. Вот сейчас всему миру объясним, что мы тут самые сильные, потому что на соревнованиях номер один. Но, возвращаясь к предыдущей теме, чтобы быть номером один, нужно выращивать спортсменов, выращивать детско-юношеский спорт, поддерживать молодых ребят. А власть действует как обычно. Не может выиграть честно – прибегает к фальсификациям.

- Власть в этой ситуации страдает?
- Власть всегда найдёт способы получить выгоду из ситуации. Если мы с государственной допинговой системой занимаем первое место на Олимпиаде, рассказываем на телевидении о триумфальных победах, а Путин не вылезает с экранов. Если нас уличили, мы будем рассказывать про заговор, что мы слишком высокие результаты показываем, а нашим заокеанским врагам это не нравится. В первую очередь страдают болельщики и спортсмены.

У меня есть знакомая, которая готовилась поехать на токийскую Олимпиаду. Правда, в итоге не попала. Она рассказывала, какие дискуссии происходят со спортсменами. На кого-то там было давление, что не нужно ехать под нейтральным флагом, надо бойкотировать. Это должно быть принципиально патриотической позицией.

Она говорит: «Я с детства готовилась к этой Олимпиаде. И из-за ваших политических разборок должна пропускать? Это дело моей жизни. Я никакого отношения к этому не имею, просто занимаюсь спортом и стараюсь быть лучшей. Неизвестно, что будет через четыре года». И это психологическое давление тоже не способствует высоким результатам.

- Как можно оценить рекомендации Олимпийского комитета Украины, который рекомендовал своим спортсменам не давать интервью на русском языке и не фотографироваться с россиянами?
- Это перебор. Такие перегибы дают аргументы нашей пропаганде для разжигания розни между Россией и Украиной. Я такие вещи не приветствую. Мне как раз кажется, что, когда на низовом уровне люди выступают наперекор государственной политике, обнимаются с флагами стран, такие вещи надо поощрять и поддерживать.

- Верите, что при нынешней власти флаг и гимн вернутся России?
- Зависит от того, как они будут себя вести. В принципе, уже сейчас можно было бы вернуть, но они же ничего не делают. На словах сотрудничают с антидопинговым комитетом. А на практике их постоянно уличают, что как существовала эта государственная система допинга, так и существует. Но надеюсь, что эта власть-то не так долго будет существовать.

- Спорт может быть вне политики?
- Конечно, время от времени спорт политизируется. Это неизбежно. В принципе, разводить спорт и политику правильно, разумно и нормально. Но бывают события, когда всё тесно переплетается. Есть исторические моменты, которые охватывают умы всего общества. Конечно, тогда неизбежной становится политизация и спортивных событий.
Источник: www.vseprosport.ru
+48
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.