7 октября, 15:21Сборная России (хоккей) Михей

Почему в СССР не пустили играть легендарного канадца Драйдена. Он мог совершить настоящую революцию

«Боялись, что мне что-то не понравится, и я расскажу об этом на весь мир».

Легендарный голкипер сборной Канады и «Монреаль Канадиенс» Кен Драйден был особенным хоккеистом. Во-первых, ему удалось выиграть Кубок Стэнли в дебютном сезоне в НХЛ. Причем на протяжении большей части регулярного чемпионата он выполнял функции бэкапа и лишь за 6 матчей до старта плей-офф получил постоянную игровую практику. Кен зубами вцепился в предоставленный шанс и воспользовался им сполна — продемонстрировав впечатляющую игру в конце регулярки, он стал основным голкипером «Монреаля» на плей-офф, где стал главным героем и принес команде главный трофей НХЛ, попутно завоевав приз самому ценному игроку розыгрыша Кубка Стэнли — «Конн Смайт Трофи». Впечатляющий дебют для вратаря, которого еще в начале того сезона никто не знал.
Во-вторых, Драйден отыграл в лучшей лиге мира всего 7 сезонов. И за это время он выиграл 6 (!) Кубков Стэнли. А в пяти случаях он признавался лучшим голкипером регулярного чемпионата. Эти два факта сами по себе возводят Кена в ранг великих.

В-третьих, легендарный вратарь не держался за хоккейную карьеру. Сезон-1973/74 он полностью пропустил из-за необходимости получения степени в области права. Драйден прекрасно осознавал, что в какой-то момент хоккей в его жизни закончится, поэтому активно занимался подготовкой запасного аэродрома. По возвращении в «Монреаль» в сезоне-1974/75 Кен стал первым хоккеистом в истории НХЛ, которому удалось получить диплом адвоката.

Еще одна особенность шестикратного обладателя Кубка Стэнли заключалась в том, что он был, пожалуй, единственным канадским хоккеистом, который хотел попробовать свои силы в чемпионате СССР. Кен несколько раз бывал в Советском Союзе в рамках чемпионатов мира в составе сборной Канады. После посещения Ленинграда и Москвы у канадской звезды не возникало ощущения, что он находится «под колпаком КГБ», как у многих других его партнеров по сборной. Поэтому Драйден не видел никаких проблем в том, чтобы на закате карьеры поиграть на другом континенте.

Еще перед стартом сезона-1978/79 голкипер «Монреаля» предупредил руководство клуба, что он станет для него последним в НХЛ. Как раз после этого Кен хотел перебраться в один из московских клубов. Вратарь прекрасно понимал, что из-за принципиального противостояния сборных СССР и Канады дорога в цска ему закрыта, поскольку состав армейцев почти целиком состоял из игроков национальной команды. Поэтому легионер рассматривал варианты с трансфером в московское «Динамо», «Спартак» или «Крылья Советов».

«Мне это было интересно. К тому времени я уже знал, что играть мне осталось немного, и я хотел сыграть свой последний сезон в СССР. Просто хотелось побольше узнать о советском хоккее, почувствовать его изнутри, испытать на себе все его трудности — как на льду, так и вне его. Хотелось посмотреть, как моя семья смогла бы приспособиться к жизни в Москве. Я прекрасно был осведомлен о том, какие трудности пришлось бы преодолевать в повседневной жизни. Но я был готов к этому», — говорил легендарный голкипер.

Чтобы найти себе команду в советском чемпионате, Драйден подключил ИИХФ, НХЛ, канадские государственные структуры, профсоюз игроков НХЛ, министерство иностранных дел и представителей канадского посольства. Однако несмотря на все приложенные усилия, канадец столкнулся с непреодолимыми обстоятельствами — советские власти категорически отказывались идти навстречу в его экзотической на тот момент просьбе. В те времена иностранцы в чемпионате СССР отсутствовали как класс, поэтому неудивительно, что советские чиновники отнеслись к желанию чемпиона НХЛ с определенной долей скепсиса.

«Смог бы Драйден заиграть в чемпионате СССР? А почему нет? Он отличный вратарь. Перестроился бы», — высказывал свое мнение Владислав Третьяк.

Как рассказывал сам кипер, поначалу ответы на запросы о возможном трудоустройстве в советском хоккее приходили со стандартными формулировками отказа. А при более детальных переговорах советские власти каждый раз находили новые причины, по которым переезд Кена в СССР невозможен.

«Советская сторона все время находила отговорки. «Нам негде его поселить!» Посольство отвечает: «Не беспокойтесь, мы найдем квартиру». И тут же возникала новая проблема. Она немедленно решалась, и ее сменяла еще одна. В конце концов стало ясно, что советская сторона просто ни в коем случае не даст мне сыграть в чемпионате СССР. Почему? Могу только догадываться. Наверное, боялись. Боялись, что мне что-то не понравится, и я расскажу об этом на весь мир. Или узнаю что-то, что мне не полагается знать. Слишком многое могло случиться не так. Было куда легче просто отказать», — рассказывал бывший страж ворот «Монреаля».

В конце концов, Драйден отказался от своей идеи и просто завершил карьеру. После ухода из большого хоккея легенда «Канадиенс» работал комментатором, написал несколько книг, преподавал в университете Торонто и даже был президентом «Мэйпл Лифс». Кен был по-настоящему уникальным персонажем, который мог бы привнести что-то новое в советский хоккей. Но как все было бы на самом деле, мы уже никогда не узнаем.
Источник: sport24.ru
+29
Внимание! Принимать участие в обсуждении могут только зарегистрированные пользователи сайта. Зарегистрируйтесь или представьтесь!