16 октября (вс), 20:00 МСК, Чемпионат России 2022/2023, 13-й тур
г. Москва. Стадион: "ВЭБ Арена"
фк цска
2 : 2
 14 октября, 10:17ФК Спартак Михей

Секреты футбола в СССР: чтобы вернуть «Спартак» в высшую лигу, придумали спецоперацию. Романцев не хотел в Москву

Откровения одного из лучших арбитров позднего СССР Виктора Филиппова. Вылет «Спартака» в 1976 году из Высшей лиги СССР — не только одна из самых драматичных страниц в истории красно-белого клуба, но и начало нового славного периода под руководством Константина Бескова. Тогда московский клуб пересмотрел подходы к селекции, некоторые из которых весьма необычны. Так, спартаковцы в скаутинге новых талантов иногда прибегали к помощи… судей!

Одним из них был Виктор Филиппов — один из самых авторитетных судей конца 80-х-начала 90-х, восемь раз входивший в список лучших арбитров чемпионата страны.
Кто придумал позвать воскрешать «Спартак» динамовца Бескова;
Как удалось уговорить Романцева вернуться в Москву после неудачного первого пришествия;
Как работала система «скаутинга» от судей — таким способом «Спартак» нашел Дасаева, а спустя годы и Нигматуллина;
Было ли в таком случае судейство беспристрастным — против арбитров, «убивавших» команды, работал очень просто механизм;
Почему судей, аффилированных с тем или иным спортивным обществом все равно ставили судить матчи этих команд — Филиппов даже поссорился со «Спартаком», засчитав спорный гол «своей» команде.
И многое другое сам Филиппов рассказал в монологе специально для Sport24, который записал Александр Петров.

Ради возвращения Романцева Филиппов лично летал в Красноярск — тот сдался через год, помогла хитрость Бескова
Когда красно-белые вылетели в первую лигу, спартаковский актив вызвали в Моссовет: «Ну что, доигрались? Народная команда — и улетела в первый дивизион!» Центральный совет всесоюзного общества привлек лучших своих представителей, чтобы вернуть команду в элиту. Андрей Петрович Старостин предложил поставить тренером Бескова — они хорошо дружили. Так и сказал: «Если кто и может вернуть «Спартак» в высшую лигу — только Бесков». Позвали. Вернее, уговорили — несмотря на то, что Константин Иванович был динамовцем, совсем нетипичная история.

Чуть больше подробностей прихода Бескова в «Спартак» — из материала Дениса Романцова:

Как выбираться из Первой лиги, решали в квартире младшего брата Николая Петровича — Андрея. Будущий генсек Черненко, болевший за «Спартак», делегировал на встречу помощника, Виктора Прибыткова, а тот сообщил в мемуарах, что Андрей Старостин сразу заявил: начальником команды он видит брата, а тренером — своего друга Бескова (сошлись в сборной начала 60-х).

Первый кадровый вопрос решался просто. Второй — только с помощью руководства страны. В 1976-м Бесков был начальником «Динамо», а главное — подполковником, и дорожил сопутствующими благами. Настолько, что отказался от «Спартака» даже после трех встреч с помощником главы Москвы Альбертом Рогановым.

Тогда навалились с трех сторон. Андрей Старостин уговаривал Бескова. Редактор «Вечерней Москвы» Семен Индурский — жену Бескова. А члены Политбюро Черненко с Гришиным — министра внутренних дел Щелокова.

Тот и одобрил невероятную для 70-х схему: МВД откомандировал Бескова в «Спартак», но оставил на действительной военной службе. Валерия Николаевна Бескова вспоминала: «Костя пришел домой и со вздохом сказал: «Отдали меня».

Старостин с Бесковым выдвинули идею: чтобы собрать новый состав для главного «Спартака», нужно в январе провести турнир всех спартаковских ведомств на территории РСФСР — всего привезли больше 10 команд от Костромы до Благовещенска. Впоследствии эти январские турниры стали ежегодными, как и мартовские сбор на клубной базе в Анапе, но впервые этот формат селекции опробовали именно после вылета.

По итогам того турнира в обойму «Спартака» отобрали пятерых — Калашникова из Новосибирска, Ярцева, Романцева, Мирзоян, Шавло. Не все, кстати, шли — так вот Бесков очень хотел видеть в команде Юрия Сипкина — капитана красноярского «Автомобилиста» (автомобилестроение тоже было под «Спартаком»). Тот отказался — болел за «Динамо» и до последнего ждал их приглашения. Не дождался — спустя годы кусал локти, что Бескову отказал.

Отобранная пятерка была далеко неочевидная — так, Ярцева взяли, несмотря на то, что ему было уже 29 лет. Тот сам Бескову не раз говорил: «Константин Иванович, ну мне ж тридцатник почти, какой «Спартак». А тот его убеждал: «Я вижу тебя в моей модели — это главное». И действительно: раскрылся — 3 года подряд был лучшим бомбардиром команды.

Романцев к тому моменту уже поиграл в спартаковской форме — правда, всего два матча, после чего отправился обратно в Красноярск. Ему не понравилась атмосфера в команде, плюс с тренером Крутиковым не сложился контакт. Развернулся и уехал.

Из воспоминаний Олега Романцева:
В 1976-м году в «Спартаке» мне совершенно не понравилось. Команды не было. Были две кучки с двумя неформальными лидерами — Ловчевым и Прохоровым. Они до того ревновали друг к другу, что даже не здоровались по утрам. Меня пытались затянуть то в одну, то в другую кучку. Говорили: «С теми не общайся, они гнилые, давай с нами. Мы в порядке, держись нас». Другие — то же самое про этих. Я послушал обоих, потом проснулся утром, подошел к Саше Кокореву и сказал:

— Я вот бутсы брал. Сдай их, пожалуйста. А я поехал домой.

И на поезд. Подумал: полечу на самолете — меня перехватят. Сел — и двое с половиной суток ехал в Красноярск. С какого-то полустанка отправил матери телеграмму: мол, жив-здоров, не переживай, но никому не говори, где я. Меня искали и в Москве, и в Красноярске. А я спокойно ехал на поезде. Потом, когда приехал, наконец-то дозвонились до меня, но я ответил: «Хватит с меня высшей лиги. Хочу играть только в «Автомобилисте».

Спустя год после тех событий Бесков попросил меня: съезди, поговори с Олегом. Сначала Романцев был резко против: «Никуда не поеду». Тогда пошел к тренеру «Авто» Юрию Уриновичу: по-человечески поговорили, рассказал ему, что собирается новая команда, амбиции серьезные — зачем от такой перспективы отказываться. Видимо, он повлиял — не сразу, но через год Романцев все же сдался.

Правда, не без очередной хитрости от Бескова. Из воспоминаний Романцева:

Летом 1977-го меня вызвали в сборную России. Да-да, я не ошибся, именно России, а не СССР. В эту сборную приглашались игроки только из второй лиги. Собирали талантливых ребят где-нибудь на юге, якобы просмотреть — в Сочи, в Поти, в Грозном. Но я не знаю, приезжал в итоге кто-то их смотреть или нет.

Отказаться от этого вызова было можно. И я этим пользовался — никогда туда не ездил. Хотя меня звали несколько раз. Но в этот раз в «Автомобилисте» мне неожиданно сказали:

— Езжай. Звонили из Москвы. Говорят, если не приедешь, тебя дисквалифицируют на пять матчей.

Что делать? Пришлось ехать. Это потом я понял, что хитрый Бесков специально придумал эту схему, чтобы заманить меня. Никакой сборной тогда не собиралось.

Судьи были скаутами клубов на общественных началах, иногда даже вели переговоры
Сам же я познакомился с Бесковым, когда работал сначала во всероссийском, а потом во всесоюзном совете общества «Спартак». Что забавно: в детстве я жил в одном доме с мамой Константина Ивановича. Она нас, игравших в футбол голодранцев, — мы ж из простого народа были — иногда подкармливала. На тот момент я вообще не знал, кто такой Бесков. Паззл сложился лишь спустя годы, когда начал пересекаться с ним в «Спартаке» по долгу службы. Тогда как раз вышла книга воспоминаний Бескова. Тут до меня дошло, что квартира, где я иногда гостил — его квартира. Рассказал ему про мои походы туда, он изумился: «Ничего себе, как судьба сводит интересно». И не поспоришь.

Бесков как раз и благословил на судейство — не только потому, что у меня был игровой опыт. «Спартак» использовал судей, который вышли из красно-белого общества в качестве своеобразных скаутов. Константин Иванович так и сказал: «Суди справедливо, но если попадется интересный молодой мальчишка — дай сигнал, а мы уже разберемся». Поэтому, когда обслуживал матчи первой и второй лиг, то сообщал о ребятах, которых можно было пригласить в клуб.

Сразу скажу — это неуникальная история: у всех больших обществ была такая практика. Конфликт интересов? Не думаю, что о нем можно говорить — все знали о принадлежности арбитров к той или иной структуре. Плюс, от каждой республики был свой судья — в итоге абсолютное большинство арбитров так или иначе были на подпитии у футбольных клубов. Скаутингом занимались даже судьи высшей лиги. Сложно сказать, насколько судейство в таких условиях могло быть совсем беспристрастным, но если ты кого-то «убивал», то сразу попадал в негласный стоп-лист этого клуба. Тебя просто больше не ставили на его матчи. Да и на репутацию тоже влияло — тот же Бесков презрительно относился к арбитрам, которые «убивали» другие команды. Хотя, конечно, в тех же южных республиках помимо 11-ти футболистов гости часто играли против еще трех человек — то флагом не махнут, то очевидный фол в штрафной проморгают.

Судьи вели себя, как разведчики — всех целей приезда помимо судейства никто не раскрывал. Иногда меня даже просили провести предварительные переговоры. Например, я ездил судить матч в Семипалатинске, а заодно должен был поговорить с форвардом Геннадием Штромбергером — фактурный нападающий, рост 1,90. Приехал, а оказалось, что уже опоздали — с ним договорился цска, хотя Геннадий играл за местный «Спартак». То есть, как бы «наш» парень. Но там уже включились «погоны» — армейская структура имела гораздо больше рычагов чем мы: пищевики, медики, автомобилисты, коммунальщики.

Практика «скаутинга» сохранилась и после конца Союза — так, приезжал пару раз судить в Набережные Челны. Вижу, паренек в воротах стоит — ну просто второй Дасаев (которого в свое время тоже из первой лиги подтянули в «Спартак»)! Рассказал, так и так — есть вратарь: стройный, подвижный, реакция шикарная. Через какое-то время перевезли в Москву — это был Руслан Нигматуллин.

Ярцев ворвался в судейскую: «Виктор, ну что ж ты делаешь-то. Ты же спартаковец!». Крикнул это гневно и ушел
Что удивительно, несмотря на понятную принадлежность арбитров, их часто ставили судить «свои» команды. Меня — в том числе. Хотя я даже протестовал: «Зачем вы это делаете, работаю в системе «Спартака» — ясно, что у любой команды подсознательно будет комплекс на тему того, что их судит «спартач». Мне отвечали: а ты откажись. А отказаться — значит, ты привередничаешь, твой статус автоматически понижается. Приходилось судить.

В итоге однажды поссорился со «Спартаком» — уже в бытность чемпионата России. Московское дерби с «Динамо», третье по счету — первые два отработал идеально, претензий не было ни у кого. А вот в третьем засчитал спорный гол в ворота красно-белых. Штрафной в ворота «Спартака», Нигматуллин долго ставит стенку, мнется. «Динамовцы» спрашивают: «Разыграть-то можно? Не день же стенку ставить». Отвечаю: «по моему сигналу», жду несколько секунд и говорю «играем».

Кобелев мгновенно делает пас Диме Черышеву, а тот как электричка был — вбежал в штрафную и положил в угол. После игры Ярцев ворвался в судейскую: «Виктор, ну что ж ты делаешь-то. Ты же спартаковец!» Крикнул это гневно и ушел.

Чем закончилось? Натянутыми отношениями с красно-белыми. Но через месяц вновь поставили на «Спартак» — видимо, отошли.
Источник: sport24.ru
+35
Внимание! Принимать участие в обсуждении могут только зарегистрированные пользователи сайта. Зарегистрируйтесь или представьтесь!