28 октября (пт), 17:00 МСК, Молодёжная футбольная лига 2022/2023, 16-й тур
г. Санкт-Петербург, стадион Смена
Зенит-мол
3 : 2
 27 октября, 14:23ФК Спартак-мол grumpy

Ярослав Крашевский: в «Спартаке»-2004 много ребят, которые могут дойти до основы и хорошо там играть

Читайте интервью защитника молодёжки красно-белых Ярослава Крашевского.

— Ты пропустил начало сезона из-за травмы. Уже вернулся к своим лучшим кондициям?
— Во-первых, хочу поблагодарить наших докторов и тренера по физподготовке Вадима Юрьевича Боровского. Они много работали над тем, чтобы я вернулся, а больное колено больше не беспокоило. Тренеры потихоньку подводили меня к матчам: сначала выходил на замену, затем играл на позиции центрального защитника, потому что еще не мог дать свой обычный объем. Потом уже на более привычных позициях. Сейчас я в отличной форме. Может быть, даже лучше, чем до травмы.


— Ты ведь еще и крайним защитником был, и латералем, и даже нападающим.
— Мне нравится играть на любой позиции, мне везде комфортно. В Академии обычно играл чистого левого защитника, но при этом всегда подключался к атаке. Я это всегда любил, у меня хорошо получалось. Когда с нашей командой начал работать Вадим Юрьевич Романов, мы изменили схему, начали играть в три центральных защитника, и я уже действовал по всей бровке, проводя больше времени в атаке. Не забывая об обороне, конечно. В Академии много работал с Борисом Александровичем Поздняковым, от него многое перенял именно по игре в защите.

— Кто для тебя образцовый левый защитник в современном футболе?
— В детстве это был Марсело. Но он, к сожалению, практически уже закончил. А сейчас мне нравится игра Тео Эрнандеса из «Милана»: он не привязан к позиции, может уйти в центр, здорово подключается к атакам.


— Вернемся к травме. Насколько тяжело тебе далось восстановление?
— Травму я получил в матче с «Динамо» в прошлом сезоне. Причем на ровном месте: в течение пятнадцати минут три раза упал на одно и то же колено. После третьего падения сделал резкий рывок, колено хрустнуло, и дальше я уже не мог бегать. Сделали МРТ — частичный разрыв задней крестообразной связки. Было очень обидно: разгар сезона, мы боремся за чемпионство в ЮФЛ, я постоянно играю, претендую на лучшего ассистента турнира — и тут вылетаю. Обидно до слез. Сначала со мной работали реабилитологи Академии, а потом мы перешли в молодежную команду. Практически в то же время травмировался Максим Офицеров, и нами занялся Вадим Юрьевич Боровский. Он давал нам много позитива, это очень помогало. Самое главное, что после возвращения на поле у меня не было никакой боязни рецидива. Я просто кайфовал от того, что могу заниматься любимым делом. Во время травмы понял: без футбола очень тяжело.

— Как ты вообще начинал играть в футбол?
— Начну с того, что мой отец занимался в школе «Спартака», он 77-го года рождения. Он, кстати, как и я, играл крайнего защитника, только правого. Когда ему было десять лет, семья уехала из Москвы: дедушка был военным. Так ему пришлось завязать с футболом. Ну а потом по его стопам в Академию пошел я. Помню, когда ехали на отбор, полчаса катались по Сокольникам, никак не могли найти Академию. Видимо, за годы там все так изменилось, что отец не мог вспомнить дорогу. Я в итоге прошел отбор и с тех пор играю за «Спартак», всю свою футбольную жизнь провел в нашем клубе.


— Какие-то детские воспоминания остались?
— Помню первую игру. В то время мне очень нравилось играть в воротах, хотя отец был категорически против. Так вот, в том матче я был третьим вратарем и оказался единственным из нашей команды, кто ни минуты не сыграл. Потом уже пришел тренер Александр Юрьевич Семёнов, он поставил меня в поле, при нем я и начал играть слева в защите. Помню, Александр Юрьевич часто говорил, что у меня низкая стартовая скорость, и велел мне прыгать со скакалкой. На летних каникулах я уделил этому много внимания. Возможно, поэтому и стал вполне скоростным игроком.


— С кем из ребят из команды общаешься больше всего?
— Самый близкий мой друг — Тимофей Данилов. Мы играем в «Спартаке» с самого раннего детства, вместе живем на базе, проводим с ним много времени. У нас одинаковые взгляды на футбол, много общих интересов.

— Какое у тебя самое яркое воспоминание за годы в Академии?
— Самый яркий момент — когда нас начал тренировать Евгений Васильевич Сидоров. С ним я здорово прогрессировал. Сначала попал в сборную Москвы, потом в сборную России. То, каким футболистом я сейчас являюсь, — во многом заслуга Евгения Васильевича. И еще раз поблагодарю Бориса Александровича Позднякова. Столько нюансов я у него перенял, что даже делился ими на тренировках в сборной. Тренеры это одобряли и спрашивали, откуда у меня такие знания. Я с гордостью отвечал, что у нас в «Спартаке» есть Борис Александрович.

— Твой брат ведь тоже в Академии занимается. Расскажи о нем.
— Антон играет нападающего за команду 2009 года рождения. Кстати, он взял 8-й номер, под которым я играл в Академии. Так получилось, что он тоже травмировал крестообразные связки, причем чуть раньше меня. Мы восстанавливались фактически одновременно. Думаю, это тоже мне помогло. Я видел, как он тренировался, не унывал. Дал старшему брату хороший пример. Сейчас он уже вернулся, вновь забивает. У Антона очень хорошее понимание игры, он любит спартаковский футбол.


— Чувствуешь, что ты для него авторитет?
— Конечно. Он смотрит каждую мою игру. Иногда восхищается, иногда может мне что-то сказать, спорим с ним. Иногда может попросить какого-то совета, все-таки опыта у меня побольше. Надеюсь, он пройдет весь путь по вертикали «Спартака».

— Твои друзья Зорин и Мелёшин отличились в недавнем матче основы. Что почувствовал в тот момент?
— Я был очень рад за них. Была даже гордость: вот наш «Спартак»-2004, аж два человека уже играют на таком высоком уровне, делают голевые передачи, забивают. Между ними действительно есть какая-то связь, они очень хорошо чувствуют друг друга. Уверен, что в нашей команде много ребят, которые могут дойти до основы и хорошо там играть. Зора и Паша начинали сезон с нами, а теперь они неотъемлемая часть основы. Мы видим, что все возможно; нужно играть и доказывать.

— У тебя в соцсетях стоит фото годичной давности, где ты забиваешь первый гол за дубль. Важный момент для тебя?
— У меня с детства была мечта — прийти в раздевалку и увидеть футболку «Спартака» с моей фамилией. В Академии же мы всегда без фамилий играли, поэтому моя мечта сбылась уже в дубле. У меня тогда была дисквалификация в ЮФЛ, потом тур отменили из-за ковида, и я две игры провел за дубль. В одной из них удалось даже забить.


— Почему взял 40-й номер?
— Меня просто под ним заявили. Но мне нравится. Во-первых, это 2004-й год рождения, только цифры наоборот. Во-вторых, круглое число, солидно выглядит.

— «Спартак» для тебя — это…
— Как поется в нашем гимне: «Это больше, чем жизнь. Это наша судьба».

Источник: vk.com
+45
Внимание! Принимать участие в обсуждении могут только зарегистрированные пользователи сайта. Зарегистрируйтесь или представьтесь!