29 декабря 2022, 10:29Футбол Михей

Каманцев: "Есть арбитры, которые думают, что смогут быстро и просто обогатиться через ставки"

Руководитель судейского комитета РФС Павел Каманцев подвел итоги первой части сезона, рассказал о возможных изменениях в судейских списках, выразил надежду, что никто из опытных арбитров не завершит карьеру, и предположил, что индексация доходов позволит судьям зарабатывать на уровне лучших профессий.
«СУДЬИ В ПЕРВОЙ ЧАСТИ СЕЗОНА ОТРАБОТАЛИ НА «ЧЕТВЕРКУ»
— Анализ работы судей в первой части сезона уже проведен? Общались ли с арбитрами, чтобы подвести итоги?
— Нет, общение еще не состоялось — оно будет на сборе. Стараемся перед Новым годом не отмечать ни хороших, ни плохих моментов. Пусть люди отдыхают.
После 17 туров РПЛ и 6 туров группового этапа Кубка России могу сказать одно: с той сверхнормативной нагрузкой, которая у нас получилась впервые за очень долгое время, и с тем ограниченным количеством арбитров, которые у нас есть из-за использования VAR, мы провели эту часть сезона достойно.
Есть ошибки, в том числе и довольно серьезные, но практически по каждой из них у нас есть разумное объяснение причины. Это часто связано с усложненной логистикой, с усложненным графиком. Мы шли с опережением по качеству устранения ошибок, у нас очень хорошая динамика, но, к сожалению, в конце сентября — в октябре вернулись к динамике прошлого чемпионата.

Мы анализировали, почему произошло столь резкое ухудшение качества и возросшее количество ошибок, и поняли, что это связано как раз с тем, что в этот момент на судей выпала сверхнагрузка — они судили каждые выходные и в середине недели. Арбитры, которые допускали ошибки, просто не успевали готовиться к матчам.

— Больше «физика» или психология?
— Думаю, больше психология, хотя «физика», конечно, связана с психологией. Просто недостаток подготовки, который, объективно, был. Мы не хотим вешать себе медаль на грудь за то, что прошли сложный график, но «четверку» за арбитраж по итогам первой части сезона, думаю, поставить можно.

Если бы у нас были 17 туров чемпионата и обычный формат Кубка с таким большим количеством ошибок, можно было бы признать работу арбитров в этой части сезона лишь удовлетворительной, поскольку положительной динамики нет. Однако, если учесть то, что мы сохранили среднее качество судейства в более сложных условиях, то мы сделали полшага вперед.

Подчеркну, что окончательные выводы мы будем делать только по окончании чемпионата. Ведь никого глобально не интересует, что произошло в 17-м туре. Всех интересует 30-й тур, финал Кубка и качество судейства на протяжении всего этого времени.

«БУДЕТ ДОБОР АРБИТРОВ. ПЯТЬ СУДЕЙ ПОЛУЧИЛИ ЛИЦЕНЗИЮ»
— На какие числа запланированы сборы, где они пройдут?
— С 29 января по 13 февраля. Часть арбитров будет обслуживать коммерческий турнир. Мы как раз планируем сборы таким образом, чтобы те арбитры, которые уезжают, участвовали в самых важных семинарах. Выражаем огромную благодарность РФС и РПЛ за то, что у нас появляется уникальная практика для качественной подготовки арбитров к сезону.

Не скажу, что это проблема, но данность: первый тур после пауз мы судим и играем с листа. И все видят качество игры и судейство, которое, как правило, уступает тому, что наблюдаем в третьем и последующих турах. Надеемся, что за счет работы, которую мы проведем на этом турнире и на сборах, мы более плавно вкатимся в сезон и оставшиеся 13 туров проведем более качественно.

— Будет ротация среди арбитров РПЛ и Первой лиги?
— Нет. Но будет добор арбитров. Пять судей получили лицензию, большая часть из них уже отработала по одному-два матча либо в Кубке, либо в чемпионате. Пока они работают хорошо, без двоек. Но выводы делать рано, потому что для них мы выбирали игры, в которых потенциально должно было быть меньше спорных ситуаций.

Я исхожу из того, что нет смысла разговаривать с судьями, увещевать их или воздействовать любым иным образом — только конкуренция позволит им обслуживать больше матчей и, соответственно, больше зарабатывать. Личная мотивация способна вызвать качественный и быстрый скачок вперед в работе.

Понятно, что молодым пока не просто составить реальную конкуренцию условному Сергею Карасеву или Владиславу Безбородову. Однако тем, кто находится в середине или внизу рейтинга, молодые уже навязывают серьезную конкуренцию. И это заставляет каждого еще более ответственно относиться к каждому матчу. Понятно, что арбитры и раньше относились ответственно к своей работе, ведь это деньги, имидж. Но, когда у тебя много конкурентов, ты, как и в спорте высоких достижений, начинаешь делать невозможное.
Мы исходим из того, что в последний год наша образовательная программа, которую реализуют Николай Владимирович Иванов, Николай Владиславович Левников, Сергей Владимирович Фурса, уже на очень высоком уровне. Следующий шаг — повысить усваиваемость материалов арбитрами.

Из списков арбитров РПЛ сейчас никого исключать не будем, выводы сделаем ближе к лету. У нас еще около пяти арбитров Первой лиги получат лицензии VAR, и в конце сезона будем смотреть. Лучшие из Первой лиги могут подняться наверх, а худшие из РПЛ будут доказывать свою состоятельность в лиге рангом ниже.

«К ВОЗОБНОВЛЕНИЮ ЧЕМПИОНАТА ОБСУДИМ ВСЕ ВОПРОСЫ С КАРПИНЫМ»
— Главный тренер «Ростова» не раз говорил об арбитрах. Вы с Валерием Карпиным уже общались?
— Желание пообщаться есть, но сейчас Валерий Георгиевич в отпуске, и не считаю необходимым его тревожить. Написал ему на рабочую электронную почту. Думаю, к возобновлению чемпионата переговорим и обсудим все вопросы.

— Какие-то санкции ждут арбитров, которые говорили, что они тоже не понимают, почему на Комличенко не ставятся пенальти?
— Не пытаюсь упреждать какое-то свое решение или решение судейского комитета, но не могу представить, что судья Первой лиги, работающий резервным на матчах «Ростова» или любой команды РПЛ, может сказать, что он не знает, как трактовать тот или иной момент.

Но если такое было, то это вопиющий случай. Не могу в это поверить.

Базовая версия для меня такова: возникло недопонимание, потому что у резервного арбитра есть ряд обязанностей (это замены, контроль технической зоны, того, что происходит на поле). И когда он общается с тренером, это происходит не так: «Сэр, я вам сейчас все объясню». Это какой-то обмен очень короткими фразами, когда арбитр мог сказать: «Да я сам не видел и вообще не понимаю, что там произошло». Соответственно, гипотетически, когда это произносил резервный арбитр, то он мог закладывать такой смысл: «Я не видел, по рации не слышу пояснений и не готов комментировать решение главного арбитра».

Тренер же, который тоже находится на адреналине, мог услышать иначе. Так что мы разберемся, делать выводы заранее не стоит.

— Вы говорили, что офсайдные линии стоит ждать не раньше марта. Ничего не изменилось?
— Ждем подтверждения от нашего провайдера, что у них есть необходимое согласование со стороны ФИФА. На большинстве стадионов РПЛ мы готовы их внедрять. Но остается ряд арен, которые необходимо дополнительно аттестовать, проверить на предмет статических камер. Это будем решаться в ходе подготовки стадионов к весенней части чемпионата. Знаю, что в РПЛ идет масштабная программа по проверке стадионов на соответствие приказов МВД по части безопасности, соответственно, мы тоже будем встроены в эту работу.


Сейчас у нас есть ограничение — отсутствие официального разрешения ФИФА. Сама технология нами в оффлайн-режиме опробована, ее качество нас устроило. Мы показали ее работу руководству — особых вопросов нет. Но мы понимаем, что пока система не сертифицирована, есть имиджевые риски. Да, считаем, что эта технология работает, но нам нужно официальное подтверждение.

Думаю, этот вопрос решится.Считаю его немножко перегретым, потому что даже сейчас, сходу, вы не сможете назвать три ситуации, в которых возникли проблемы с офсайдными линиями за прошедшие 17 туров чемпионата и шесть туров Кубка. Мы решаем этот вопрос в штатном режиме, ничего экстраординарного предпринимать не собираемся. Доверяем нашим ассистентам, которые в целом работают очень качественно.

— Любая ошибка помощника главного судьи воспринималась как часть футбола.
— Ответственность на них всю жизнь была, они же сто лет так работали до появления этой технологии. И ничего — справлялись. Если была ошибка, то это судейский фактор — все понимают. При этом важно понимать, что это за ошибка.

Мы же видели мемы на чемпионате мира, когда говорят, что игрок своими волосами зашел в офсайд. То есть мы признаем, что миллиметровые и сантиметровые офсайды — это часть футбола, и мы за это не переживаем. Но для полуметровых-метровых офсайдов все равно есть VAR, и практически при любом расположении камер мы всегда можем поймать его.

У нас была одна ошибка в матче «Пари НН», мы ее признали. Это была ошибка ассистента, но не ошибка VAR.

Наша главная проблема, на мой взгляд, в том, что очень долгое время не было и пока нет высокой конкуренции среди ведущих главных арбитров. Среди ассистентов конкуренция была, и вы сейчас подтвердили, что у вас нет вопросов к их работе. Сейчас возникла ситуация с высокой конкуренцией среди молодых арбитров, соответственно, через несколько лет ожидаем, что это даст такой же эффект, как среди ассистентов сегодня. Просто нужно подождать. Никакими быстрыми технологическими решениями мы не сможем все исправить.
Применение технологий на чемпионате мира показало, что они реально помогают, но самые спорные моменты — решения при единоборствах в штрафной и, например, игре рукой все равно остаются за главным судьей.

«ПОЛУАВТОМАТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ОФСАЙДОВ — ЭТО ДЕСЯТКИ МЛН РУБЛЕЙ В ГОД»
— Полуавтоматическая система определения офсайда и автоматическая система фиксации голов для России пока что-то неземное?
— Мы, как судейский комитет и судейский департамент, всегда за любые технологические новшества, помогающие арбитру принимать решения. Однако надо понимать, что есть стоимость нашего продукта, отдельного матча, и количество ситуаций, когда такие эпизоды с офсайдом возникают. Это очень дорогие системы, поэтому для их внедрения, возможно, РПЛ нужно нарастить свой коммерческий потенциал.

— Считали, во сколько это обойдется?
— Да, у нас есть вся информация, мы доводили её руководителям. Пока получается, что экономически это нецелесообразно.
— Если не секрет, сколько это стоит?
— Боюсь ошибиться по памяти, но, скажем, полуавтоматическая система определения офсайдов стоит десятки миллионов рублей в год. У нас такие ситуации случаются раз пять за сезон. Готовы ли мы платить за каждую из этих ситуаций по 10 миллионов рублей в гладком чемпионате?

Нужна ли такая технология в полуфинале и финале Кубка России. Наверное, да. Нужна ли она во всем чемпионате России? Наверное, нет. Можно ли ее внедрить точечно? К сожалению, нет. Если бы была возможность покупать ее на какие-то отдельные матчи, наверное, это было бы правильным решением. Но купить технологию на все матчи, значит потратить деньги. Мне кажется, что эти миллионы можно направить на воспитание молодых судей и футболистов. Мы должны исходить из того, что наши ресурсы должны использоваться эффективно.

«КАРАСЕВ ПО КАЧЕСТВУ РАБОТЫ ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ НА ЧМ В КАТАРЕ»
— На 2023 год статус арбитра ФИФА получили 42 россиянина. Они уже утверждены?
— Да, ФИФА утвердила их. Не могу назвать это каким-то нашим достижением. Будем объективны: пока мы не можем прогнозировать, что этих арбитров начнут назначать на международные матчи.

— А вы на связи с судейскими комитетами УЕФА и ФИФА?
— Мы, естественно, взаимодействуем: нам приходят запросы, исследования — мы все это делаем, ни от кого не закрываемся. С нашей стороны выполняем абсолютно все обязательства, которые необходимы по судейской конвенции.

Ожидаем, что международная ситуация разрешится, и арбитров начнут назначать. Если коротко сформулировать нашу концепцию, то мы должны быть готовы обеспечить участие наших арбитров в топовых международных соревнованиях, чтобы они представляли российскую школу судейства. Это наша задача.
— Мы же понимаем, что чем ближе чемпионат Европы, тем меньше шансов попасть на него у кого-то из россиян.
— Чемпионатом Европы жизнь не ограничивается. Есть еще еврокубки и другие турниры, пусть и не очень статусные.

Вы мыслите категориями журналиста и болельщика. Вот есть Карасев, Безбородов, Москалев, Левников, Иванов… А я мыслю иначе: Шафеев, Любимов, Шадыханов, у которых вся судейская жизнь впереди. Не буду кривить душой и говорить, что могу как-то улучшить качество судейства Безбородова, Карасева, Левникова — это уже сложившиеся мастера, работу которых мы можем справедливо оценить и в чем-то немного помочь стать лучше. Но у нас есть большой пласт молодых арбитров, которым мы реально можем что-то дать, которых можем подготовить. Это то, что мы можем и обязаны сделать. И для российского футбола, и для них лично.

Сергей Карасев (и я понимаю его ситуацию) по качеству работы должен был быть на чемпионате мира в Катаре. Его отсутствие там вызывает только сожаление. Но какими-то реальными действиями повлиять на ситуацию я не мог.

— Карасев и Безбородов ни разу не затрагивали тему, что в России уже всего достигли, зачем им продолжать судить?
— Судейство — это их жизнь. Выход на пенсию и смена ритма жизни — большая проблема для каждого. Так что любой из нас будет до последнего дня стремиться оставаться в своей профессии, если он ее любит. А эти арбитры добились самых высоких достижений, очевидно, что любят свою работу. Чемпионат России — это тот полигон, где мы должны работать, и где они выкладываются по полной.

Если брать Влада Безбородова, то у него есть шанс зацепиться за 300 матчей в чемпионатах России. Думаю, это для него важно, как и для нас. У Карасева впереди еще более длинная карьера, и не вижу никаких причин ее завершать.

Опять же, и РПЛ, и РФС улучшают финансовые условия арбитров, это обеспечивает их жизнь. Не думаю, что если арбитр, который всю жизнь занимался судейством, закончит карьеру, то сможет выйти на такой же уровень заработка в другой профессии. Судейство — важная профессия, а самое главное, понял это, немного поруководив ими, это своего рода наркотик. Арбитры кайфуют именно от того, что могут управлять процессом. Это очень сложная работа. Думаю, что никто из них не готов закончить с этим раньше, чем это возможно. Как говорят игроки и судьи: «Я буду работать, пока не сотрутся колени».

«ЗАПРОСЫ ИЗ-ЗА РУБЕЖА НА АРБИТРОВ ПРИХОДЯТ ШТУЧНО»
— Запросы от коллег приходят на российских арбитров? Может, из той же Азии или с Ближнего Востока?
— Приходят штучно. Мы со своей стороны всегда поддерживаем наших арбитров в таких ситуациях. Это позволяет поддерживать международную практику, сменить обстановку, и, не будем скрывать, заработать. Мы всегда ищем такие возможности даже в самые сложные времена, нам важно, чтобы было международное присутствие наших арбитров.

К сожалению, многие из-за известных событий опасаются приглашать российских судей чаще. Но по объективным причинам спрос на таких арбитров, как Сергей Карасев, всегда есть. Мы видели чемпионат мира, и видели, что в некоторых конфедерациях существует спорный уровень судейства. Безусловно, наши арбитры могли бы обслуживать топ-матчи различных чемпионатов и турниров.

С другой стороны, нам выгодно, что ребят так уж часто никуда не зовут. Ведь у нас за счет нового формата Кубка страны выросло количество матчей, которые зачастую проходят в очень упорной и иногда жесткой борьбе.

— Зато смотрится бодро.
— Очень бодро. Соответственно, наши арбитры нам самим нужны, и мы повышаем им зарплаты, улучшаем условия. Но стремимся соблюдать какой-то баланс. Пока для нас это не является какой-то глобальной проблемой, у нас вызовов из других ассоциаций было не так много, скорее, единичные случаи. Но каждому приглашению мы рады.

«ХОЧЕТСЯ ВЕРИТЬ, ЧТО БОЛЬШЕ ПРОВЕРОК НА ПОЛИГРАФЕ У НАС НЕ БУДЕТ»
— Планируется ли индексация оплаты труда арбитров?
— Мы в течение трех лет повышаем ставки за матч повышалась, а уже на четвертый и в последующие годы заложена индексация в 7%. Это позитивная новость, потому что в России десятки лет выплаты не индексировались вообще, а сейчас появился уровень дохода, который соответствует экономике нашего чемпионата. Да, это не Лига чемпионов, не чемпионат Испании или Англии, но мы входим в реальную экономику. После введения ежегодной индексации арбитры будут обеспечены базовыми социальными правами, которые есть у многих работающих граждан: у них есть медицинское обеспечение, есть хорошая зарплата, есть индексация, есть лечение по травмам.

Условия все созданы, конкуренция растет, и если это не даст результат, тогда, наверное, ничто не сможет улучшить ситуацию.

Мы видим молодых арбитров, которые окажутся в премьер-лиге через 7 и более лет, которые стучатся сейчас из ЮФЛ во Вторую лигу. Честно скажу, что не уверен, что доживу до этого момента как руководитель, но уверен, что часть из этих арбитров дойдут до РПЛ и будут новыми Карасевыми, Безбородовыми, Левниковыми, Москалевыми и так далее.

Самое главное, что должно было случиться, случилось: пошел процесс ротации арбитров, молодые идут наверх. Этот процесс необратим, его можно только сломать. Если он будет работать так, как сейчас, результат будет.

— Практика проверки судей на полиграфе осталась в прошлом?
— Никогда не говори никогда, но мы надеемся, что показали субъектам футбола, что РФС испытывает нулевую толерантность по отношению к предвзятому судейству и договорным матчам. Мне хочется верить, что больше проверок у нас не будет.

Вы можете видеть, что КДК и комитет по этике отстраняют арбитров и футболистов, например, за ставки. Есть арбитры, которые выбирают не путь карьеры Сергея Карасева, а думают, что смогут быстро и просто обогатиться через ставки. И если надо будет установить факты нарушения правил честной игры, РФС будет делать все необходимое в рамках закона.
РФС — общественная организация, которая в рамках закона должна обеспечить честные соревнования. Никому не нравятся проверки, копание, поиск ошибок. Мы бы только радовались хорошим оценкам и отсутствию предпосылок к предвзятому судейству. Если подозрение в нарушении правил честной игры будет иметь место, то будем с этим разбираться — это наша обязанность перед общественностью, клубами и честными арбитрами.

«ДУМАЮ, ТАКОЕ ДЛИТЕЛЬНОЕ ОТСТРАНЕНИЕ ЛАПОЧКИНА ОТ СУДЕЙСТВА ОЗНАЧАЕТ ЗАВЕРШЕНИЕ КАРЬЕРЫ»
— Сергей Лапочкин получил длительное отстранение от судейства по линии УЕФА. Есть ли какое-то движение по его делу, подавалась ли апелляция?
— Насколько знаю, он апелляцию не подавал. Насчет того, что завершил он карьеру или нет, не знаю. У него долгосрочный бан, он не сокращен. Думаю, такое длительное отстранение от судейства означает завершение карьеры, но лучше уточнить у Сергея.

— Если он захочет вернуться в профессию, ему предстоит начинать путь с низов? Или будет упрощенная система допуска?
— Может это прозвучит по отношению к Сергею некрасиво, сразу извиняюсь перед ним, но надеюсь, что через несколько лет у нас будет огромное количество молодых арбитров, которые составят ему такую конкуренцию, что он уже в своем, к тому времени солидном возрасте, не сможет ее выдержать.

— Нашивки арбитров ФИФА рассчитываете получить в 2023 году?
— С экипировкой, выплатами и прочим у нас с УЕФА и ФИФА никаких вопросов нет. У нас есть только вопрос с невызовом арбитров, который можно попробовать объяснить разными причинами. Я их официально не знаю, могу только предполагать, но не хотел бы спекулировать на этом, высказывать свои предположения. Думаю, что любой разумный человек может сам сделать выводы.

— Существуют ли долги перед российскими арбитрами и инспекторами за сезон-2021/22?
— Там, где это не влияет на транзакции с банками, насколько знаю, у нас нет с УЕФА никаких открытых вопросов и претензий. Мы просто находимся в режиме ожидания. Что касается программы обучения молодых арбитров, то они ездят, учатся, новые арбитры сдают экзамены по английскому языку. Мы делаем все от нас зависящее, чтобы наши арбитры хоть завтра смогли вылететь на обслуживание любого международного матча.

«ЧМ НЕ ОТКРЫВАЕТ НАМ АМЕРИКУ, НО НОВЫЕ КЛИПЫ И ТРАКТОВКИ ДАЮТ ПОНИМАНИЕ»
— РФС близок к переходу в Азиатскую конфедерацию футбола. Для арбитров это будет выходом?
— Все это комплексные вопросы. Грубо говоря, вы живете в микрорайоне номер 7, а переезжаете в микрорайон номер 8. На самом деле, в каждой конфедерации свои отношения и ожидания, и нужно понимать, в чем мы выиграем, а в чем проиграем.


Если руководство РФС посчитает необходимым и целесообразным работать в азиатском регионе, будем работать там.

При всей моей любви к судейству, мы вторичное звено. Первичны же сборные России — основная, молодежная, юношеские, а также клубы. Думаю, что исполком будет принимать решение, исходя из интересов глобального развития футбола в стране. А не из того, где судьи будут обслуживать матчи. Все арбитры знают английский язык, и они могут работать хоть в чемпионате Суринама, хоть Австралии, Америки или Канады, любой экзотической или неэкзотической страны.

— Чемпионат мира дал какую-то пищу для размышлений? Будет ли на основе этих матчей проводиться какой-то анализ и составлены рекомендации для наших судей?
— Да, мы будем использовать все клипы при обучении на семинарах. Могу сказать, что анализ, который мы провели, не открывает нам Америку, но новые клипы и трактовки дают понимание. Кстати, с Карасевым, который тоже здесь, дискутировали как раз по ряду моментов — как их лучше трактовать, насколько они у нас будут объяснимы.

Сложность в чем? На любой такой краткосрочный турнир, как чемпионат мира или Европы, арбитрам даются специальные указания. Мы все видели, что придерживаются желтые карточки, какое-то необычное количество арбитров, много добавленного времени. Вот эти нововведения мы не увидим через неделю в ведущих чемпионатах. Все будут думать, смотреть. Для нас ничего суперинтересного я не увидел.

По добавленному к таймам времени. Запросы публики понятны, мы подумаем, как это можно сделать. Опять же нюанс: на чемпионате мира на одном матче работало 10 арбитров, среди которых один человек отвечает за время. Готовы ли мы финансово потратиться на это, и имеет ли это смысл в РПЛ — большой вопрос.

На мой вкус, вопрос не только в том, сколько времени команды сыграли, а в том, что команды могут затягивать игру, из-за чего теряется динамика. Та команда, которая лучше физически подготовлена, готова другую задавить в конце игры, а другая команда использует тактику мелкого фола. Затяжка времени убивает динамику. Вопрос не в том, что вы сыграли 5 или 10 минут, а в том, что вам не дали сыграть в активный атакующий футбол за счет лучшей физической подготовленности, прессинга, контрпрессинга. Не факт, что это решается добавленным временем. Это широчайшая дискуссия, мы с коллегами это обсуждали, и у нас нет какого-то готового решения.

— Опять же, готовы ли зрители у телевизора терпеть еще какое-то время, плюс телевидение и трансляции.
— Временные слоты — очень сложный вопрос. Допустим, у нас три игровых дня и 8 матчей — это достаточно непросто. Подготовка оборудования тоже имеет значение, там много нюансов.

ФИФА правильно делает, что поднимает эти вопросы. Они создают опыт, анализируют его и принимают на его основе какие-то решения. А мы, не находясь внутри ситуации, не слыша переговоры в игре, не всегда можем понять, на основании чего добавили 10 минут. В нашем случае мы более тщательно постараемся учитывать время, как это было уже с имеющимися ресурсами, и ожидать какого-то фидбека от ФИФА.

— В любом случае РФС будет самостоятельно принимать решение?
— Скажу так. У нас в настоящий момент отсутствует четкое понимание необходимости внесения изменений в подсчет времени игры. У нас недостаточно данных. Мы, как и остальные болельщики, увидели внешнюю сторону этого процесса и пока не можем это проанализировать и сказать однозначно, хорошо это или плохо. Чтобы принимать такое ответственное решение (а это связано именно с временем вещателя, что значит деньги и процесс организации), нужно детально анализировать.

У нас все же не чемпионат города, есть временные слоты и основной вещатель, у него есть рекламный продукт. Опять же, растягивая время, мы сокращаем рекламное время, которое во время матча у нас очень ограничено.

Конечно, у нас между матчами может получиться пятиминутный слот, и выходит так, что «Матч ТВ» и основные спонсоры не смогут показать рекламу, понесут убытки ради того, чтобы мы сыграли еще несколько минут.

«РФС САМ ЯВЛЯЕТСЯ ПРОВАЙДЕРОМ ТЕХНОЛОГИИ VAR»
— Общался с арбитрами, они говорили, что мониторы, к которым подходят главные судьи, не самого лучшего качества. Действительно ли существует проблема?
— Все недостатки уже устранили, вопрос закрыт.
— Выходит, такое было?
— Было. Не то, чтобы не лучшего качества, они просто были предыдущего поколения.

— Четкость картинки другая?
— На момент выхода на рынок iPhone 6 был топовым телефоном, но сегодня это уже устаревший аппарат. Как и двадцатая модель через несколько лет будет современнее четырнадцатой. Нет предела совершенству. Сейчас все, что у нас есть, нас устраивает.

Более того, мы не просто заменили провайдера, у нас сейчас РФС сам является провайдером технологии VAR. Все сотрудники, технологи и прочие — сотрудники РФС, соответственно, сейчас там накапливаются компетенции, довольно-таки неплохие, по организации этого процесса.

Вы могли видеть, что с помощью «Матч ТВ», за что большое спасибо каналу, провели матч Первой лиги с использованием VAR. Причем по абсолютно другой технологии, где управление сигналами находилось на стадионе. Мы не передавали сигнал в Москву, а обрабатывали его в Туле и отправлял уже готовый результат, а в столице находилась рабочая станция. Все это сделали сотрудники РФС. У нас есть определенные компетенции для эволюционирования технологий и импровизации. Считаю, что это очень круто.

— То есть через пару лет с этими технологиями можно выходить на рынок и пытаться кому-то продать?
— На счет рынка это очень оптимистично (улыбается). Но очень надеюсь, что это будет. Мы смотрели, что любое развитие технологии VAR внутри России ограничено емкостью нашего чемпионата. Могу сказать, что те специалисты, которые есть в России, безусловно могут создать либо улучшить продукт. Подтверждение этому являются наши переговоры по офсайдным линиям, где наш партнер заинтересован в нас не как в рынке сбыта, а как в технологическом партнере, который поможет ему развить и улучшить свой продукт.

У нас там очень хорошие экономические и партнерские условия. Это связано с нашим чемпионатом, который может выступать опытной площадкой, которая может дать качественную обратную связь. И когда мы общаемся с ними, мы говорим не просто «Спасите, помогите! Дайте нам офсайдные линии». Это полноценное партнерство и взаимодействие на уровне «мы — вам, вы — нам». Мне кажется, что именно в этом самый кайф взаимодействия, ведь просто купить что-то — это легко, а вот самим развить продукт — это здорово.

«НАГРАДА «ЛУЧШИЙ АРБИТР ТУРА» СУБЪЕКТИВНА»
— В рамках судейской работы нет желания сделать награду лучшему арбитру тура, как у футболистов?

— Это все очень субъективно.

— На основании оценок.
— Бывают игры, в которых не происходит ничего, и у тебя хорошая оценка, а бывает игра «Зенит» — «Спартак», где у тебя в конце массовая конфронтация, где у тебя не может быть хорошей оценки, потому что уследить за тем, что там происходило, невозможно. Да и сам матч реально сложный. Можно попытаться провести игру лучше или хуже, но игра идет так, что идеально отсудить невозможно. И кого из этих арбитров признать лучшим? Кто отработал на матче «Зенит» — «Спартак», цска — «Спартак», либо в матчах других команд (я не буду их называть, чтобы никого не обидеть).

Поэтому мы оцениваем арбитров по всему чемпионату. Подход простой: если арбитр отработает в простых матчах хорошо, то мы ему даем матчи посложнее. Провел ты успешно условно три простых игры — получи назначение на более статусный и сложный. Не получилось? Давай заново начнем с трех простых. Арбитр должен расти.

За счет этого к концу чемпионата выравнивается картинка, потому что вывести арбитра лучшим в рейтинге, если иметь такое желание, всегда возможно: надо назначать его на беспроблемные матчи, он их будет судить и иметь высокий рейтинг. Но чтобы управлять качественно коллективом, нужно, чтобы возникало чувство справедливости, чтобы все судили матчи в соответствии со своими качествами.

Если ты топовый арбитр, то должен судить сложные матчи. Не должно быть такого, что молодой судья работает только на легких матчах и находится первым в рейтинге. Это несправедливо. Арбитры, в отличие от команд, не встречаются со своими соперниками по 15 раз дома и на выезде. Если бы у нас была возможность каждому арбитру дать отсудить каждый матч, рейтинг был бы абсолютно справедлив, и тогда можно было бы давать награду лучшему арбитру тура. А когда он и так субъективен, не вижу в этом смысла.

— Кстати, общались с судейской бригадой кубкового матча «Зенит» — «Спартак», разбирали ли ошибки?
— Есть такие жизненные ситуации, которые постфактум всегда можно объяснить, как правильно нужно было поступить. Я отношусь к ним так: мы должны их разобрать, должны указать на ошибки и отнестись с пониманием. Потому что это школа, и в следующий раз можно сделать лучше.

Когда читаешь мнение экспертов и их методичные поминутные комментарии, что тут рефери прав, а тут нет и надо было поступить иначе, нужно понимать, что не так много арбитров, и мы видели это на чемпионате мира, способных отработать на высочайшем уровне все 90 минут.

— Тот же Матеу Лаос в матче ЧМ Аргентина — Нидерланды обошелся устными замечаниями в момент конфликта двух команд. Москалев же в кубковой игре бегал с красной карточкой, пока футболисты били друг друга кулаками.
— Везде бывают свои нюансы. У нас при оценке любого арбитра всегда можно сказать: «Ты зачем стал доставать карточки, нужно было управлять игрой, чтобы у тебя не было проблем с удалением во втором тайме». А можно сказать и так: «Что же ты не стал доставать карточки, ты разжег ситуацию, довел до потасовки». Это настолько тонкие нюансы, которые понимают лишь арбитры, находясь на поле.

Вы слышите переговоры арбитра с VAR, вы слышите, что они постоянно общаются с футболистами. Это работа, ее не понять, не находясь внутри. А когда ты смотришь как болельщик, ты же не знаешь как было на самом деле. Может, игрок на поле шутку отпустил, сказал: «Все, реф, я не буду ничего делать». И зачем тебе дальше поджигать ситуацию? Ты послушал, у тебя установился с ним контакт. А может он тебе матом ответил, и ты наоборот должен был красную карточку показать. Вы этого не знаете. Мы это знаем, мы стараемся это оценить.
Вот мы с Сергеем Карасевым общались, он сказал: «Этот матч — жесть. Довольных никогда не будет, его отсудить идеально невозможно. Тут выходят люди биться и убивать друг друга, потому что для них это принципы». Заметьте, это лучший наш арбитр так оценивает ситуацию. Я не могу говорить как эксперты: «Это ниже ожидаемого, так все плохо». Это реально сложная работа. Ее можно выполнить хорошо, можно выполнить чуть хуже.

«ВЫГОРАНИЕ — САМАЯ ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА АРБИТРОВ»
— Оценки болельщиков в социальных сетях и в комментариях на сайтах изучаете? Насколько опыт приоткрыть переговоры судей стал удачным?
— Мне кажется, очень удачным в плане того, что интерес к судейству падает и нас это радует. Судьи не являются премиальным контентом нашей лиги. Просто переговоры раньше были закрыты, и всем было сильно интересно. А мы открылись, люди посмотрели, и через какое-то время им перестанет быть это интересно. Опять же, для нас это в радость. Мы заслужили доверие, болельщики увидели, как мы работаем, как принимаем решения.

— С комментариями судей после матча не будет так же? Полсезона посмотрят, потом надоест.
— Есть вероятность, что мы попробуем это на Winline Зимний кубок РПЛ. Посмотрим, как это работает, и исходя из этого будем обсуждать возможность внедрения в официальных матчах. У нас в РФС и в РПЛ подход простой — не обсуждения, а опыт. Если опыт можно провести вне топового соревнования, его надо получать там. А есть вещи, которые нельзя попробовать нигде, кроме как в РПЛ. Матч тура, например, нельзя провести во Второй лиге.

А вот уже такие вещи, как комментарии судей, можно пробовать в разных коммерческих турнирах. Может помните, мы делали запись переговоров VAR в рамках летнего турнира «Матч ТВ». Мы расположили камеры, и все смотрели, как арбитр принимает решения. Это не нарушение регламента — это был коммерческий турнир. Хорошая опция, и я за то, чтобы такие вещи обкатывались именно там: попробовали, посмотрели, стало всем интересно — давайте тогда перенесем на официальный турнир.

Бываю на дебрифингах судей, слушаю их объяснения и могу сказать как болельщик: мне это неинтересно. Мне было бы интересно послушать высказывание тренера перед матчем о тактике на игру, и уже после матча, почему у него не получилось. На футбол-то я, как и все остальные, хожу смотреть не на судью.

Если я болельщик, то хочу слышать, почему тренер моей команды поменял защитника, какая была тактика с латералями, почему перестроил ромб и что сделал для изменения ситуации на поле. Вот мне бы этого хотелось. А почему судья вынес желтую карточку или не показал ничего…

Когда не занимался судейством, подобное мне было интересно первые три минуты, вот когда ты весь на эмоциях вскипел: «Ах ты, судья!» А потом сразу забываешь, ты не помнишь этих моментов, из-за которых кипел. Не хочу тут показаться самым умным и что-то говорить заранее, давайте пробовать, давайте смотреть.

— Что пожелаете арбитрам на новый год?
— Меньшего выгорания. Это самая главная проблема арбитров. Я нашел свою схожесть с ними в том, что работаю проектно, а они живут от матча к матчу, и очень часто каждый из нас не может ощутить удовольствия от своей работы. Ты идешь к своей цели: обслужил, закончил — фух, забыли, идем к следующей.

Желаю, чтобы добавлялся какой-то элемент удовольствия от работы, потому что знаю, что он иногда есть, иногда его нет, а его должно быть больше. Хочу, чтобы в нашем чемпионате стало меньше хейта и мы больше были настроены на улучшение турнира. Мы должны понять, что в совокупности все — болельщики, судьи, менеджмент, игроки — именно мы сами создаем наш чемпионат. Так давайте сделаем крутой продукт, раз мы такие классные, и убедим весь мир, что мы можем делать это качественно.
Источник: matchtv.ru
–26
Внимание! Принимать участие в обсуждении могут только зарегистрированные пользователи сайта. Зарегистрируйтесь или представьтесь!