Чемпионат России 2018/2019, 11-й тур
Спартак
Арсенал
Тула
Статистика: '13 Луиш (1:0), '35 Ожегович (1:1), '45+2 Луиш (2:1), '48 Лесовой (2:2), '65 Мирзов (2:3)
05 июля 2013, 15:32 Экс-игроки 14

Анзор Кавазашвили: У Толстых есть материалы, которым можно дать ход. Но он этого не сделает

Анзор Кавазашвили в течение недолгого времени возглавлял экспертный совет по выявлению договорных матчей при президенте РФС, который работал во времена правления Сергея Фурсенко. Стало быть, принятый Госдумой закон — сфера его прямых интересов.

- Насколько хорошо вы знакомы с содержанием нового закона?

- У меня есть проект документа, переданного в Думу, я его внимательно изучал.

- Будь он на вооружении вашего экспертного совета, это облегчило бы работу?

- Нет, и я готов объяснить почему. Закон, по сути, регулирует деятельность правоохранительных органов, но никак не общественных объединений. То есть подразумевается, что РФС в случае необходимости ставится в известность о возбуждении дела по факту коррупции, — примерно так это сегодня выглядит. Прекрасно! Но совершенно неясно, откуда взяться материалам для возбуждения дел. Между футболом и правоохранительными органами — технологический разрыв, пропасть, которую очень непросто преодолеть. Они не могут эффективно взаимодействовать. По крайней мере, само по себе наличие закона этого не гарантирует.

- Для этого в РФС и существует антикоррупционный комитет во главе с Николаем Толстых, а прежде работал ваш экспертный совет…

- Правильно. Но чтобы определить признаки коррупции в отдельно взятом матче, нужно проводить огромную системную работу практически в ежедневном режиме, как это делали мы. Нужно обладать искренним стремлением сделать футбол чище.

- Требуется, словом, политическая воля.

- Да. В противном случае правоохранительным органам просто неоткуда получать достоверную информацию по договорнякам.

- Каковы критерии достоверности?

- А критериев просто не существует. Наш экспертный совет, в который входили серьезные профессионалы — футболисты, юристы, силовики, — работал над их созданием, но эту работу завершить нам не дали. Мы не были никем ангажированы, мы шли к результату, нас не интересовали лозунги, понимаете? И слава борцов с коррупцией нам не нужна была. Собеседования с людьми, попавшими под подозрение экспертной комиссии, я могу назвать скорее допросами: мы их профессионально «кололи», ставили в тупик, загоняли в угол. Мы записывали эти допросы на профессиональную аппаратуру и добивались признательных показаний. Мы знаем, кто, кому, сколько и за что давал, знаем «кассиров». Есть у нас такой материал, поверьте на слово.

- Фамилии, имена, явки?

- Извините, это уже не ко мне. Кавазашвили выгнали из РФС, и полномочий у него больше нет. Зато совесть и честь никто отнять не сможет. Кто я теперь такой, чтобы кого-то «поливать»? Но за полтора года работы мы собрали хороший архив. Все спрятано, я никому ничего не дам и не покажу.

- Почему?

- Мы свою работу сделали честно. Когда пришло время класть собранные материалы на стол президенту РФС, Фурсенко сняли, и в российском футболе наступило трехмесячное безвластие. Ладно. Мы передали два дела в КДК через Симоняна, который работал с приставкой «и.о.», но председатель КДК Катков засунул их под сукно. Все, нет больше никаких дел о коррупции! Мы начали было на Каткова давить, я кричал на него по телефону, требовал принять меры, однако быстро выяснилась вот какая штука: в регламенте работы КДК не прописаны сроки рассмотрения дел. У всех комитетов и комиссий ограничение по времени есть — от десяти дней до месяца, а у КДК они отсутствуют.

- Новый президент у РФС появился ведь довольно оперативно.

- Да, и я знаю, что в итоге он получил документы, о которых идет речь. Получил и спрятал в стол.

- То есть в данный момент в боевом арсенале у Николая Толстых есть как минимум два дела, которым можно дать ход, используя новый закон. Правильно я понимаю?

- В целом правильно. Но он этого не сделает.

- Причина?

- Я очень хорошо знаю Николая. У него не получится честного разбора, он будет просто махать саблей.

- И все-таки, Анзор Амберкович, есть, на ваш взгляд, предпосылки к тому, что с принятием нового закона что-то изменится? Приблизимся мы теперь к Италии, где футбольной мафии давно объявлена война?

- Показательную порку какой-нибудь команде устроить могут, да. Для пиара, для имиджа. И тогда все станут говорить, что Толстых боец, а Кавазашвили был мямля. Но если президент действительно хочет бороться с коррупцией, он может начать ее прямо сейчас. Достаточно сделать шаг вниз, в ФНЛ. Или во второй дивизион, где творится полный беспредел и никто ничего ни от кого не скрывает.

- Вот мы и вернулись к политической воле. Точнее, к ее отсутствию.

- Конечно. Это картина нашей жизни. Но если Толстых замахнется слишком сильно, его быстро остановят, потому что многие наши клубы летают очень высоко. Он уже замахнулся однажды на «Зенит» с делом Шунина — и до сих пор не знает, как грамотно выйти из оппозиции.

- Но заднюю Николай Александрович при этом не включил.

- Знаете, что я вам скажу? Принципиальность — не единственная добродетель для руководителя такого ранга. Не включил заднюю — хорошо, уважаем, хлопаем в ладоши. Но включи тогда разум. Будь готов к диалогу, находи точные ходы, ищи слабые места — и меняй систему постепенно, в режиме эволюции.

http://news.sportbox.ru/
–65
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.