Чемпионат России 2018/2019, 11-й тур
Спартак
vs
Арсенал
Тула
12 августа 2013, 19:55 Хоккей 7

Как дела? От "Поля чудес" до футбольного "КамАЗа"

С Юрием Ящиным мы встретились в Северной Ирландии. Популярный в прошлом защитник "Спартака" играл за сборную полицейских. Многие помнят Ящина по 90-м. А уж его драку с Александром Могильным смаковала вся страна. Ничего похожего в прямом эфире до той поры советский хоккей не видел.

ШРАМ ОТ МОГИЛЬНОГО

– Как вы играли за "Спартак", известно. А чем занимаетесь сейчас?

– Продолжаю играть. На любительском уровне за "Газпромэкспорт" и ещё несколько команд. Есть, например, команда "Витязь-4". Её содержит Борис Иванюженков, бывший министр спорта. Куда позовут – там играю. Как-то даже за ветеранов СКА вышел… Пока ноги носят – буду играть. Мне всего 46, с игровых времён в весе не прибавил. Те же 82 килограмма. Что ж бросать?

– Фетисов как-то сказал: "У меня около пятисот шрамов". Сколько у вас?

– У Вячеслава Александровича побольше, конечно. Он вообще человек уникальный. К Фетисову даже в смысле шрамов близко не подойти. Самый памятный из моих – вот этот, на подбородке. От кулака Саши Могильного. Ха!

– Ваша драка прогремела на весь Союз. Вы после общались?

– Конечно. Почему нет?

– На Могильного едва уголовное дело не завели. Отделал вас будь здоров на глазах у всей страны – матч показывали по телевизору.

– Мне сейчас и не вспомнить, с чего всё началось… Играли на Малой спортивной арене, и "Спартак" проигрывал. Наверное, что-то я сделал, раз он накинулся. Просто так не заехал бы, думаю.

– Деликатный вы человек. Не рассказываете о том, что Сергей Фёдоров вас держал сзади – а Могильный бил. Фотографии сохранились.

– Так и было, держал. Больше в той драке Фёдоров себя проявил. Но историю раздули так, что мне самому стало неприятно.

– Удар вы пропустили страшной силы. Сами потом уехали? Или унесли?

– Сто процентов – сам. Кажется, даже доиграл матч. На скамейке точно сидел, в раздевалку не уходил. Хотя удар пропустил мощный, вы правы.

– Могильный потом извинялся?

– Да нет, конечно. За что? Зачем? Ручищи у него здоровые. Как у всех, кто в НХЛ оказался.

– В цска он на спор поднимал огромную гирю. К которой никто больше подойти не мог.

– Вот поэтому он и Саша Могильный. Звезда.

МАТЧИ С цска – ЭТО КАРАУЛ!

– Защитником вы были злым. Ещё приходилось драться?

– Чтоб драться – надо кондиции иметь. А у меня что? Именно поэтому для меня тема НХЛ была закрыта с самого начала. Можно было не мечтать. В Америке для защитника очень важны данные. Кто ниже метра восьмидесяти – тому там делать нечего. Хотя были исключения вроде Фила Хауса, но это единицы.

– В "Спартаке" вы провели лет восемь?

– Семь. Мастера тогда были посильнее нынешних. цска в хорошем составе не обыгрывали ни разу. Нереально. Я обычно попадал под тройку Быков – Хомутов – Каменский. Это караул! В лучшем случае шайбу успеешь куда-то пустить по борту. А Санька Фаткуллин с Володькой Тюриковым играли против Крутова и Макарова. Им приходилось ещё тяжелее.

– У кого в советском хоккее ваших времен было самое классное катание?

– Меня катанием поражал покойный Сергей Алексеевич Капустин. Эталон, идеальное! Человек за два толчка уходил от Ларри Робинсона на Кубке Канады!

– С ним поиграли вместе?

– Только на предсезонных турнирах, товарищеские матчи. Я молодой был. Капустин так и не оправился после гибели сына, это чувствовалось. А самый могучий бросок был в то время у Миши Татаринова. Мне повезло, ни разу на себя не принял. Зато играли с цска – Андрей Коваленко замахивается, я сажусь под шайбу…

– И что?

– Попал в щиток. Потом смотрю в раздевалке – тот весь выгнулся от шайбы. А если б сбоку в ногу угодил, кость бы прогнулась. Были люди, конечно. Я ведь дружил с Толей Фетисовым, погибшим братом Вячеслава. В молодёжной сборной играли в одном звене, номер делили на сборах. Два москвича. И парень классный, и в хоккеиста вырос бы великого. Это я вам точно говорю.

– Его на чемпионате Европы признали лучшим нападающим. А вас – защитником.

– Да, в 85-м году. Только мне об этом никто слова не сказал. Узнал уже взрослым.

РУССКИЙ ДОЛЖЕН ЖИТЬ ДОМА

– Поиграли вы с удивительными людьми. На тренеров тоже везло?

– Были интересные. Помню, Юрия Новикова чуть задели на тренировке, он упал и сломал локоть. Кость вышла наружу сквозь олимпийку. Мама родная – ничего ужаснее я в хоккее не видел! Попадались забавные люди – вроде Зачесова.

Но самое смешное – как я в "Нефтехимик" приехал играть. В Казани на вокзале встретили, повезли в Нижнекамск. Сразу на тренировку. Построились, разделились – играем в футбол. Потом снова футбол. И снова.

– Что такое?

– И я спрашиваю – что мы в футбол-то всё играем? Ребята на меня смотрят: "А что, нам в теннис играть? Послезавтра с цска матч!" Что-то странное, думаю. А к вечеру выяснилось – завезли меня в футбольный "КамАЗ".

– Как так?

– А они встречали брата спартаковца Юрия Никифорова. И тут увидели меня – в спартаковской куртке. В Америке на заказ сшил. Ну и забрали. А того, наверное, в "Нефтехимик" отвезли.

– Что ж вы из "Спартака" ушли?

– Да никуда бы я не ушёл – но в "Спартаке" денег месяцами не видели. Даже лечение после травм не оплачивали. Сломался – отдыхай, восстанавливайся, как можешь. Не представляю, как выворачивались.

Помнится, Гелани Товбулатов на "Поле чудес" хоккеистов отправил. А следом - на "Лотто миллион". Мне за эту поездку заплатили 5 тысяч рублей, очень кстати пришлись. Ещё цветы дали.

В Швеции поиграл, мог зацепиться за неё, но понял, что не тот у меня менталитет. Вот Америка – другое дело. Я туда впервые в 91-м году попал, играли на Кубок Америки против олимпийской сборной Штатов. Потом месяц плутали по городкам, проводили товарищеские матчи. Поехали в майках с надписью "СССР", а тут Союз развалился. Американцы говорят – что делать-то?

– Не растерялись?

– Нет. Говорим: раз вы принимающая сторона, то и делайте нам новые майки. На следующий день принесли, уже с надписью "Россия". Но даже в Штатах я не остался бы. В московской земле родители лежат – зачем мне Америка? Русский должен жить дома!

В САМОВОЛКУ В "СПАРТАК"

– Кого из тренеров особенно раздражало ваше курение?

– Я ни разу не попался. Курящих в "Спартаке" было много, особенно дымил вратарь Леша Марьин. Здорово играть ему это не мешало.

– Помню одну шайбу, пропущенную с центра площадки…

– Это он не в "Спартаке" запустил, а в сборной. Тео Флери забил. В НХЛ так часто обманывают – голкипер катится на перехват, а форвард стреляет по воротам. Забивает в пустые. Мы, конечно, очень смеялись. Я Марьина после того матча на вокзале хотел встречать с цветами.

– Чем он сейчас занимается?

– Играет за "Легенд"…

– Если б можно было исправить в своей хоккейной жизни одну ошибку – какую выбрали бы?

– Остался бы в цска и никуда не дёргался. Терпел. Меня туда в армию призвали. В состав пробиться было невозможно, только тренировался с ними. Из молодых выкарабкался только Володя Константинов, мой напарник по сборной, – играл в четвёртой паре. По нашему году – самый талантливый парень. Тренировки в цска и "Спартаке" – небо и земля. Но и к этому привык!

– Кроссами изводили?

– Нет, самый долгий кросс в своей жизни я бежал не там. В Электростали. 9 километров в один конец, там прыгаешь через барьеры, и обратно. Часа три.

– Сейчас такой осилили бы?

– Десять точно выдержу. А из цска я тогда убежал.

– Это как?

– В самоволку. Отправился в "Спартак" ребят проведать. По тем временам – страшная провинность.

– Как встретили потом в цска?

– Обрадовались. Отправили сначала на гауптвахту, а потом в Германию, Потсдам – дослуживать пять месяцев в обычной части. Никакого хоккея. А когда дослужил, меня Борис Майоров забрал в "Спартак". Всё могло сложиться иначе. А понял я это лет в сорок.


http://hockey.sport-express.ru/
+65
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.