#Сербия, #Партизан, #Црвена Звезда, #Балканы, #пиро, #политика

«У нас Путин набрал бы 90% голосов». Сербские фанаты — о войне в Косово, НАТО и драках

Фанаты «Црвены» и «Партизана» рассказывают, за что сербы так любят русских.

После массовых протестов, прошедших 20 лет назад, у посольства США были установлены бетонные плиты. В марте 1999 года силами НАТО начались бомбардировки Югославии. Бомбы падали на чужую страну, но пришедшие искренне считали это горе своим. Высокой организованностью на фоне всех протестующих выделялась группа футбольных фанатов. Они пришли сюда все вместе, и в этот момент им было абсолютно наплевать на клубную вражду. Болельщики цска и «Спартака» — две непримиримые силы — объединились в желании выразить свой протест действиям НАТО. Sport24 вместе с сербскими футбольными болельщиками вспомнил, как все было.


This video contains English subtitles.


— Как люди в тот момент договаривались о встрече между болельщиками? Не было мессенджеров, мобильные телефоны только набирали ход.
Михаил Забродин (фанат цска): Ну, почему? Были и мобильные телефоны, были простые. Обзванивали людей, договаривались о встрече фанатов цска и «Спартака», а те уже говорили со своими друзьями из «Торпедо», мы же со своими из «Динамо». Пригласили болельщиков из «Локомотива» и провинциальных — тех, кто находится недалеко от Москвы, в этот день, в определенный час.

— Это было, по сути, первое объединение болельщиков враждующих команд?
Максим Серегин (фанат «Спартака»): Первое было в Киеве в 1998 году (во время первого матча между Украиной и Россией на уровне национальных сборных. — Sport24). Эта встреча показала, что друг с другом можно общаться. После это все поняли, что мы, по факту, не враги, а просто оппоненты. Враги все-таки у нас были другие: начиналась вся эта политика, которая пыталась нам что-то навязывать.
Посмотрите на эти все плиты — это все появилось после 1999 года, потому что подходили прямо в притирку, и можно было этот забор у посольства разобрать. В высотке рядом был книжный магазинчик, и мы скупили там стеклянные баночки и лупили ими по окнам. У них ставни были закрыты до 4-5 этажа. И до сих пор закрыты — боятся, демоны.
Михаил: мы все развернули флаги, баннеры для того, чтобы показать американскому посольству свое несогласие с данной политикой. Естественно, первая реакция правоохранительных органов — это всех забрать.

— Диковатое событие: кто-то припарковал машину и стрельнул.
Максим: Я понимаю, что этого человека назвали бы радикалом, террористом. Реально же это — крик души.
— Если бы сейчас, не дай Бог, произошло бы что-то подобное, то было бы такое же объединение?
Михаил: Уже такого не повторить, фанатский мир немного измельчал… Уже нет такой взаимной поддержки. Вот чем мне нравился фанатизм раньше? Если я слабый, то мне мой товарищ мог помочь, протянуть руку помощи, подсказать, что-то сделать. Сейчас это, конечно, все напрочь отсутствует.
Максим: Мы плечом к плечу, душа к душе все вместе выйдем и будем отстаивать свою позицию — четко, жестко и красиво, как мы любим. Однако такого, наверное, больше не будет.

Getty Images


***
Небойша Пударич и Иван Николич болеют за два разных клуба — «Партизан» и «Црвена Звезда». Объединяет их Москва. Небойшу привезли сюда в детстве, когда начались бомбардировки. Иван переехал в Россию несколько лет назад. Они рассказали нам, как те трагические события повлияли на сербский народ.
«Был в метре от фаната, убитого сигнальной ракетой». Сербы, болеющие за «Спартак» и цска, — о дерби

— Первые воспоминания, когда ты увидел Россию?
Иван: В первый раз в России я был в Волгограде, и мы смотрели футбол. «Ротор» тогда играл с «Црвеной Звездой» в Кубке УЕФА. Я год не могу вспомнить, но это было очень давно. Я полюбил Россию сразу.
Небойша: У нас в Сербии (еще тогдашней Югославии) была гражданская война. В магазинах можно было купить все, но не было денег, за которые можно купить. А в России, наоборот, деньги какие-то были, а в магазинах нехватка товара.

— Как ты помнишь те страшные события, которые произошли 20 лет назад?
Иван: Я работал, и примерно в 19:00 — 20:00 вечера начались сирены. Насколько мы были готовы к войне? Для нормальных людей это шок, понимаете? Вы сидите с семьей дома, а тут бомбы вокруг падают. Люди иногда относятся друг к другу жестко, плохо, но те времена люди помнят даже по-хорошему. Все все понимали и были вместе. Был такой дух — люди не сдавались.

— Как тебе объясняли, почему начались бомбардировки? Как ты сам это понимаешь?
Небойша: Здесь просто Слободан Милошевич (президент Югославии 1997-2000. — Sport24) не захотел прогибаться и сказал, что не будет предавать свой народ. Он даже в Гаагском трибунале это говорил. Даже про Украину говорил, как будто знал, что там возникнет такая ситуация: «Русские! Я сейчас обращаюсь ко всем русским, жителей Украины и Беларуси на Балканах тоже считают русскими. Посмотрите на нас и запомните — с вами сделают то же самое, когда вы разобщитесь и дадите слабину. Запад — цепная бешеная собака — вцепится вам в горло». Никого ближе русских нет для украинцев. В данный момент времени сербы ближе к русским.

Getty Images


— Ты сказал, что не очень хорошо относишься к Милошевичу.
Иван: Конечно, я сам воспитан антикоммунистом. Я родился в 1977 году, папа крестил в церкви, и я это правительство не любил — наследников коммунистов. Но даже у них не было выхода — они не могли принять эти условия.

— Как так получилось? Сначала албанцы приезжали туда потихоньку, было мирное существование?
Небойша: Сначала была страна Югославия, и всем жилось хорошо. Нас держал Иосиф Броз Тито — президент Югославии, экономически он очень сильно поднял страну. Однако у него были большие промахи — он албанцев туда запустил, потому что они жили очень плохо. Многие русские задают мне вопрос — почему вы Черногорию отпустили просто так, а Косово не отпустили. Потому что в 1389 году мы проиграли бой на Косовом поле. Наш царь Лазарь погиб там, и очень много сербских войск полегло. 500 лет мы были под турками, и там осталось очень много наших храмов. Благодаря России мы вернули его и боремся за эти храмы, территорию, потому что душа сербского народа — это Косово. Сербия никогда не отдаст Косово. Пока жив хотя бы один серб, они будут бороться за эту территорию.
Иван: Так и было, албанцы жили очень бедно в Албании. И приезжали они к нам просто жить, учились в наших университетах — у них были всевозможные права.

— Как сейчас живется тем сербам, которые не уехали из Косово и остались дома?
Небойша: Очень тяжело — без света, без воды. Лишний раз с брояницей (четками. — Sport24) на руке не выйдешь. Света нет, в 17-18 часов начинает темнеть — и все. Люди получают образование самостоятельно, сами пытаются. Родители учат детей. Косово почему они забрали? Чтобы не дать российским войскам туда встать. Вот даже фильм сняли «Балканский рубеж». Фильм неплохой в принципе, на 80% все так, как и было.
Иван: Там остались люди, сильные духом. Они там обеспечивают свои семьи. Я просто не хочу жаловаться больше, чем они. Фильм «Балканский рубеж» нравится сербам. И очень много людей посмотрели его в Сербии — 200 тысяч. Для Сербии это большая цифра.

— Есть мнение, что если устроить социологический опрос в Сербии, то многие будут позитивно отзываться о президенте РФ Владимире Путине. Это правда?
Небойша: Да. Мне кажется, если бы он хотел когда-нибудь баллотироваться в президенты Сербии, то у него было бы 90% голосов. Очень у нас любят Лаврова. Господина Чуркина, потому что он подал вето на отделение Косово в ООН.
Иван: В Сербии есть впечатление, что он каким-то образом поднял страну из болота. Потому что до него было гораздо хуже. Я сам понимаю, что люди здесь имеют свое мнение: и такое, и другое, я это очень уважаю. Я сам очень редко когда хвалю власть. Люди, которые живут вне России — по всему миру, видят русских, которые путешествуют, отдыхают. Они думают, что Россия стала сильнее при Путине.



РИА Новости


— Ваши отношения с хорватами — тоже особая тема. Они всегда были такими?
Иван: Когда закончилась Первая мировая война, можно сказать, мы освободили их: и хорватов, и словенцев, и мусульман Боснии. Просто оказалось, что мы совершили огромную ошибку, когда создали одно государство — Югославию. С того периода, по-моему, и началась вражда. Потом Вторая мировая война, они же были союзники нацистов — большинство по ту сторону Сербии. Когда мы жили вместе с ними, у нас не было ненависти к ним. Меня отец воспитывал так, чтобы мне было все равно, кто какой национальности. Я даже не знал, что существуют хорваты. У меня был очень хороший друг, и мы много раз стояли друг напротив друга. И, конечно, если ты будешь выбирать, то ты не выберешь того, кого знаешь. Одна жизнь не стоит этого, так что все прекрасно понимали, что это зло, что так нельзя. Я думаю, что никто не хочет убивать никого специально. Просто эта вражда и ненависть иногда приводят к трагическим событиям.
Небойша: У нас гражданская война началась на Максимире (стадион в Загребе. — Sport24) в Хорватии. Играли «Црвена Звезда» с «Динамо» и началась большая драка. Различие между русскими и сербами в том, что сербы более горячие, безбашенные. Это накладывает отпечаток и на «околофутбол».

— «Партизан» — это команда, связанная с армией. По какому принципу люди болеют за «Црвену Звезду»?
Иван: В первом дерби в истории никто в штатском не болел за «Партизан». Люди, которые не служили, жили в Белграде, болели за «Звезду». «Црвена Звезда», как и «Спартак» — это народная команда.
Небойша: Районы Белграда делятся по такому критерию: вот район «Звезды», вот район «Партизана». В этих районах 80-90% людей болеют за свою команду. Если ты, допустим, болеешь за «Партизан», а родился в районе «Звезды», то тебе тяжеловато будет жить. У нас здесь, как в России, шарф не наденешь, футболку не наденешь. В лучшем случае просто останешься без них, а так можно сильно по голове арматурой получить.
Getty Images


— В «Партизане» наблюдается определенное разделение. Это видно даже на трибунах: люди не сидят вместе, а делятся на группы. С чем это связано?
Небойша: Есть одна группа, которая любит клуб и ей все равно. Они стоят за клуб, стадион и герб. Остальные группировки просто делят деньги клуба. Что тут говорить вообще? У нас один из лидеров наших топовых группировок, да даже самой топовой, может быть, болел за «Звезду». У него на груди набита «Црвена Звезда». Я не знаю, в каком возрасте он к этому пришел, не знаю нюансов, но я видел сам неоднократно, что у него на груди нарисован герб не «Партизана», а «Звезды». Это просто вопрос денег.
Иван: Если бы я был как-то по-злобному настроен, то был бы рад, что у «Партизана» все так происходит. А так как мне все равно, то я просто рад, что у нас в «Црвене» такого нет. Нормальному человеку это тяжело понять. Люди внутри одного движения всегда будут спорить между собой. Поспорить можно, по-человечески поговорить, как мужчины. Но у них это просто необъяснимо.

— К годовщине бомбардировок болельщики и «Партизана», и «Црвены Звезды» пришли к посольству США.
Иван: Я видел, они молодцы. Я рад, что они понимают, что есть в обществе враг и надо объединяться.
Небойша: Во время войны в 1990-х все объединились. Все фанаты, не только «Партизана» и «Звезды», но и фанаты «Земуна» — их немного, но они очень колоритные. «Радовские» фанаты тоже очень колоритные ребята, и ФК «Белград». И когда было наводнение в 2014-м, все объединились, помогали спасать людей. Многие остались без домов. Когда я сам был волонтером и у посольства собирали ребят, готовых помочь, видел очень много русских ребят. Нам прислали 4 фуры по 20 тонн.
Getty Images


— Как сербам живется в России с точки зрения бюрократии?
Иван: я думаю, что бюрократия везде ужасная. Просто нужно соблюдать законы, и все будет нормально.
Небойша: Насколько я знаю, был подписан двусторонний договор между Россией и Сербией, чтобы пенсионный стаж признавался и там, и там. Проект подписан, но еще не вступил в силу. В принципе, должно получиться хорошо. Если честно, народ хотел бы присоединения к России. Разговоры были, но, к сожалению, что-то не срослось. Просто если бы у нас была общая граница, то тогда было бы легче. И еще Евросоюзу и остальным этот вопрос не очень нравится, и они не дадут этого сделать.

— Как видишь будущее своей страны?
Иван: Самая большая проблема Сербии — это «утечка мозгов». Самые умные, самые лучшие уезжают и развивают другие страны.
Небойша: Молодежь вся уезжает. Они готовы отправиться куда угодно, на любую работу, лишь бы уехать из страны. Они не видят перспективы оставаться у себя в стране. Нас бомбили в светлый праздник наш — на Пасху, потому что они знают, что вера для нас очень важна. Хочу, чтобы люди просто были счастливы. И мирное небо над головой для нашей страны — это немаловажно. Не зря говорят, что Балканы — это пороховая бочка Европы.

Источник: sport24.ru
+29
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.