Ультрас-новости / Статьи /
30 октября 2019, 04:07 Статьи +60 ОзВ 1210 11 комм.

#Выезд, #футбол, #история, #фанаты, #Спартак, #Бухарест

26 октября 1988. Первый евровыезд красно-белых. Бухарест. Матч Кубка чемпионов против "Стяуа".

31 год назад фанаты "Спартака" пробили первый европейский выезд в истории отечественного фан-движения - 26 октября 1988 года красно-белые поддержали команду на стадионе в Бухаресте в матче Кубка чемпионов против "Стяуа".

"Ноябрьские праздники. Я бухаю дома и вдруг за очередной чаркой меня осеняет крамольная мыслишка "А не сгонять ли в Бухарест на матч Кубка Чемпионов со "Стяуа?". От такой мысли аж дурно стало. Поделиться своими соображениями решил со своим другом Колей Гладильщиковым. Позвонил сразу и приторчал: оказывается он тоже сидит бухает дома и у него (как всегда за спиртным) родилась точно такая же идея! Непостижимо, в одно и тоже время! Вот и думай после этого, что нет телепатии на свете.
На утро я с Колей двинул к самому Юрию Шляпину, президенту "Спартака". Идея ему понравилась. После звонка куда надо и в "Интурист", мы остановились на количестве фанатов 30 человек, но все они должны были принести справки с работы, что являются выездными. После решения всех проблем мы собрались в клубе для выявления 26 счастливчиков (4 забронировал за собой футбольно-хоккейный клуб "Спартак"

Претендентов было немного. Во-первых, автоматически исключались все левые и несовершеннолетние. Во-вторых, не каждому поездка была по карману. Ведь с учетом денег на обмен она обходилась в три-четыре сотни рублей. В-третьих, оформить документы нужно было в кратчайшие сроки.

И вот день настал. На Киевский вокзал столицы проводить своих пришла довольно внушительная группа красно-белых. Похоронно одетая вокзальная публика с большими мешками и открытыми ртами с изумлением взирала на спартаковских болельщиков, экипировавшихся в яркие хоккейные майки и с кучей связанных древков в руках. В последний момент выясняется, что вместо 26 фэнов - едет 25. Один деятель, а именно но Тимур, залевил и отказался прямо на вокзале. Что послужило причиной отказа осталось не ясным. Также с нами ехала некто К.Бухарина, оказавшаяся внучкой знаменитого Бухарина. Люди шутили: "Вы едите бухать с Бухариной в Бухарест!".

Мы до конца не верили, что едем за границу. Успокоились все тогда, когда фирменный поезд "Москва - Бухарест" приближался к вокзалу столицы Румынии. Бухарест встретил доблестное воинство ненастной погодой, а местное население - чрезвычайным дружелюбием. Правда, когда выгребали из поезда с песнями, какой-то бомж захерачил в нас пустой бутылкой и быстро смылся. А так все к нам проявляли необычайный интерес и все время чего-то клянчили. Просили то сигареты, то деньги, то продать шмотки. Сначала нас это занимало, но... румыны - это ж те же цыгане, не отстанешь, и постепенно вся эта кутерьма стала нам надоедать. Приходилось иногда отбиваться пинками.

Нас разместили в "Парк Отеле". Прямо при расселении к Пушкину подгребли цивильные цыгане и спросили, сколько долларов он хочет за его джинсовку. "100 бери", - посоветовали мы ему. Пушкин тут же продал свой стаф и пришел довольный. Просим показать сотку, а он достает свернутый …доллар! Шок! Кидал как ветром сдуло. На доллар в итоге купили две банки пива.

Вечер выдался удачным, выпито дофига чешского пива и местного розового вина. В ресторане пели русские песни, а Игорь Пресня и Коля Мамочка отплясывали калинку.

Утром в день матча ртуть термометра, застыла на отметке минус четыре градуса. Вскоре мы почувствовали, как легко одеты. Выпал снег, правда к обеду растаял. Объездив на автобусной экскурсий за три часа весь город и пообедав, ровно в 13.00 мы, захватив всю привезенную с собой экипировку, двинулись вперед.

Мы плавно въехали на стоянку перед стадионом, двери автобуса распахнулись, и наша разрисованная и разодетая в красно-белые цвета братия высыпала наружу. Мы растянулись широко и, когда шли на трибуну, казалось, что нас раз в пять больше, чем на самом деле. И дружно раздавалось: "Звучит наш гимн, "Спартак" непобедим, его ряды бесстрашны и сильны..." Ошалевшие болельщики "Стяуа" долго еще не шли на свои места. Некоторые подходили, восторгались вчерашними гуляниями красно-белых в центре города и сравнивали нас с фэнами "Глазго Рейнджерс", недавно гостившими в Бухаресте.

На игре наш сектор пополнили десятка два посольских людей с красными флагами и трое французов. У нас у каждого по спартаковскому стягу в руках и транспарантами завешаны все перила. Манчестер написал на простыне: "Спартак - гордость России", а я взял свой семиметровый старый баннер "Спартак фэнс". Какой-то чушок с соседнего сектора прибежал и стал нам орать что-то. Вили, не долго думая, звезданул древком чуваку по голове, тот кувыркнулся и покатился по крутой лестнице. Соседний сектор напрягся, но нас окружавшие воины с дубинками и в касках, направили свои стволы в их сторону и сектор успокоился.

Наш сектор был прямиком у углового флажка. По центру очень неслабо бесновалась группка клубных болельщиков. За воротами справа сидела их прогрессивная молодежь с флагами Вероны, Милана, Интера и неплохо прикинутая. Они-то и показывали нам постоянно факи и перекликивались с нами оскорбительными репликами.

После матча остановились у ближайшего гастронома и полностью опустошили его винные запасы, взяв 24 ящика вина и пива. Народ проходивший мимо баса охуевал, как это эти ребятки на шарфах тащат весь этот груз в автобус. В магазине были довольны: "...у нас это вино ваще никто не берет!". В отеле второй день подряд разгулялась гульба. На огонек пришел наш защитник Суров из соседнего командного отеля и так нажрался, что долго еще ползал по коридорам искал свой якобы номер. События стали разворачиваться стремительно.

После пьянки в баре Мамочка увидел урну похожую как две капли воды на Кубок чемпионов. Подобрал ее и бросился всем показывать, бегать по этажам: "Кубок Чемпионов! Кубок Чемпионов!". В комнате Манчестера стоял телевизор, но ничего не показывал, ибо не было внутри электронной трубки. Вот там хозяева номера и хранили вино и пиво, как в баре. За распитием этого самого вина нас и застал какой-то иностранец, проходивший мимо и заглянувший в открытую дверь. "Руссо?" – только выдавил он, и был сразу схвачен за жабры и посажен за стол. Оказался австрийцем и пил неплохо. Потом недремлющий Груша ченьжанул с ним на кавьяр какие-то нехилые диковинные шмотки и заморские сигареты. В это время подрались в одном из номеров два друга Кельн и Арсенал. Также началась драка в номере Афони. Это Сокол не выдержал постоянных стычек Афони и Пушкина, и сам, разнимая их, разворотил весь номер. Была спешно вызвана полиция, которая за два блока "Космоса" согласилась дела не заводить и докладную не писать. Однако телегу в органы все же потом накатала. Мамочка носится с Кубком, Лена Пушкина и Шлемин волочут Сурова, полиция выясняет, кто виноват в уничтожении инвентаря, в баре песни и крики, кто-то утюжит под шумок, а кто-то глушит вино. Кавардак полнейший!

Уезжали на следующий день под конвоем и прямым контролем полиции. Автобус подали прямо вплотную к дверям отеля. Мамочка хотел прихватить так понравившуюся ему вчера Урну. Схватил и понес в бас, накрыв кофтой. Сувенир! На выходе полисы спокойно изъяли из рук похищенное и вернули инвентарь на место.

В поезде на обратной дороге бухали уже мало, не было настроения. Однако один инцидент все же произошел. На перроне в одной хаципетовке на подъезде к Киеву нас вычислили хохлы. Видимо, смотрели ящик, где мы засветились, и просчитали обратный наш путь. Самые смелые подошли к вагону, у которого курил Пушкин и еще кто-то, как всегда с гнилым базаром. Наши вскочили на подножку, так удобнее оборонятся, и Пушкин по-снайперски щелчком засветил горящей сигаретой прямо самому крутому в глаз: чпок! Ублюдки кинулись в проем, но он был узкий, и наши ребята легко отбились ногами. Поезд уже начал трогаться, а мошкару все сбрасывали со ступенек. В заключение непрошеные гости кинули в тамбур кирпичом и прокричали, что в Киеве нас уже ждут. Про инцидент начальник поезда сообщил вокзальной милиции и та пообещала сделать зачистку.

В Киев мы прибыли в 12 ночи по настоянию милиции с зашторенными окнами и запертыми дверьми вагона. На перроне наряд с собакой. Курить вышел, вернее прорвался через соседний вагон, один Пушкин. Тишина. Ждали они или не ждали, осталось загадкой. Однако еще минут пятнадцать после Киева мы двигались с прикрытыми жалюзи, памятуя о прошлом годе и о всеобщей любви хохлов к акциям "разбей окно москалям".

Прибыли в Москву радостные, что пробили и первый забугорный выезд и просто само это забугорье. Тогда у нас еще оставались какие-то надежды на ответный матч. Увы, им не суждено было сбыться" (с)



26 октября 1988. Первый евровыезд кб. Бухарест. Матч Кубка чемпионов против "Стяуа"

Источник: vk.com
+60
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.