Ультрас-новости / Статьи /
30 октября 2019, 06:08 Статьи +72 ОзВ 1914 3 комм.

Владикавказ 1998

Статья взаимствована в группе вк Ultras Action
https://vk.com/ultras_action

****

"Да, одно дело созерцать по телеку репортажи из Северного Кавказа, и совсем другое — физически проникнуть в эту среду, колоссально разнящуюся с тем, к чему мы так привыкли в нашей культурной урбанизированной столице.

С первых же минут пребывания мы самозабвенно принимаемся вкушать весь колорит местных природных ландшафтов и социальных раскладов. Представьте: пыльные дороги, треснутый асфальт, по которому вперемешку двигаются старенькие, полусгнившие "Москвичи", ослепительно сверкающие джипы иностранного производства и бронетехника российской армии. Путь им очень часто преграждают блокпосты с вооруженными военными в бронежилетах. Около обочин пасется весьма добротный скот. Везде, везде, куда ни бросишь взгляд - по всему периметру наблюдаются высоченные горы с заснеженными вершинами. Невыносимый зной дает о себе знать мгновенно, заставляя нас взмокнуть и еще больше офигеть от непривычных реалий.

Около гостиницы "Владикавказ" мы обнаруживаем примерно 30 спартачей, внедряющих теплую и дешевую калдырку, которая почти не вызывает искомую всеми реакцию. Напряжение буквально висит в воздухе. У двоих наших уже перебинтованы головы после того, как они опрометчиво отсоединились от общей группы. Действительно, здесь необходимо держаться вместе; тогда горячие местные пацаны, пока не соберутся толпой, не решатся атаковать.

За 1,5 часа до игры весь наш моб, перейдя по мосту через Терек, выдвигается к стадиону по узким улочкам, вдоль которых чередой стоят обшарпанные пятиэтажки и одноэтажные перекошенные деревянные дома, обнесенные заборчиками. Прямо по городу бродят коровы, курицы и прочая еда в оригинальном состоянии. На проезжей части наблюдается полное отсутствие дорожной разметки. Да и, похоже, такое понятие в целом, как "правила дорожного движения", совсем не актуально на данной местности. Бесконечно лихие водилы четырехколесных агрегатов проносятся мимо нас на огромной скорости, растворяются в облаках пыли, очевидно, продолжая и дальше раскручивать своих железных коней до максимальных оборотов.

100% встречающихся нам представителей мужской части населения данной перди демонстрируют ненависть и выражают гнев по поводу нашего рассекания по их территории. Размениваться на одиночек глупо, и мы продолжаем свой путь к спортсооружению. На определенном этапе справа от нас останавливается четырехдверный "Паджеро", из открытого окна которого на нас обрушиваются одни из самых страшных проклятий, которые я только слышал за свою жизнь. В этом почти не было ничего удивительного, если бы водилой внушительного джипа не являлся ребенок лет десяти от роду. Излив свою детскую душу, он, ударяя по газам, уносится от нас. Тачку, наверное, папа на 1 сентября подарил.

И вот, наконец, перейдя через турникеты, мы проникаем на территорию стадиона. Процессы, имеющие место в наших организациях, не могут быть банально обоснованы словом "адреналин". Это куда большее! За час до игры здесь тусуется довольно-таки много местных горе-болельщиков. Многие из которых заняты, похоже, одним из своих самых любимых дел. А именно: восседанием на корточках в кругу своих друзей и братьев, ведя, очевидно, высоко интеллектуальные, глубоко философские беседы, обосновывая свою жизненную позицию идейными постулатами, насыщая свою речь неординарными фразеологизмами, пытаясь познать таким образом смысл нашего бытия, и хоть немного раскрыть извечные тайны мироздания.

Один из нас звучно заряжает столь дорогое, особенно в условиях выезда, слово "Москва". Все фаны вскидывают ручищи вверх и поддерживают скандирование. Мы движемся вдоль стадиона и заряжаем. При этом местные гопники в полном составе, не сговариваясь, встают, на время прерывая свои мысленные искания, и пристраиваются за нами. Дойдя до сектора, спартачи разворачиваются и занимают позицию. Нашему взору предстает крайне занимательная панорама: ну просто немеренная толпа зверей на спортштанах, на мокасинах или тапочках, на калдырских майках и пиджаках при этом, ну, и конечно же, на кепках-аэродромах, угрожающе надвигается, почесывая кулачища, обозначая нас исключительно тем словом, которым называют людей, по жизни пассивно вкушающих только лишь им понятные радости анального секса. Сколько езжу, а да сих пор не могу врубиться в сверх уникальную гопническую психологию: если видят чужого, то его непременно надо убить, уничтожить, просто потому, что он не отсюда, не такой, как они. О наличии какой либо разумной субстанции у них в головах и речи быть не может, лишь оперирование образами и действия на основе неизменных инстинктов.

Становится очевидным — сейчас понесется! Не выдерживая оскорблений, наш боевой лидер первый отоваривает с рычага одного из оппонентов. Свиньи на ботинках с ревом врубаются в небритую орду. Охренев от мощного противодействия, осетинское войско пятится назад и затем успешно прогоняется метров на 15 — просто замечательно! Спартачи возвращаются на прежние позиции, обоснованно ожидая следующей атаки. Долго ждать не приходится — завязывается добротный махач. Первые секунд 40 все идет просто прекрасно! Лицевой ряд наших героев полностью отбивает массовые атаки горцев, нанося разящие удары рычагами и пряжками по жизненно важным (и не очень) органам врагов. У нас увечий нет никаких, зато многие "ультрас" "Алании" имеют физические деформации различной тяжести. Но чурбанов оказывается слишком много. Они усиливают и усиливают натиск, становится тяжелее.

В это время в валево вмешивается местный ОМОН, заталкивая нас внутрь стадиона и преграждая путь местным. Следует отметить, что данная акция была произведена уже весьма вовремя. На многих красно-белых буквально уже висели гроздья наших "православных соотечественников", а некоторые спартачи уже оказались на асфальте.

Оказавшись на секторе, мы переводим дух и расстилаем знамена. Быстрый темп заполнения чаши стадиона выдерживается местными любителями футбола довольно-таки успешно, так что за полчаса до начала спортивного действия свободных мест не остается. Центральная трибуна, расположенная напротив нашей, заходится в зарядах. Многочысячный вражеский фан-сектор шизит крайне громко и, что удивительно, слаженно и гармонично. Если бы этих джипятов, возможно, было бы обучить европейским фанатским канонам, то это была бы лучшая шиза в России, а так, репертуар звукового обозначения своего присутствия на стадионе болельщиков "Алании" вызывает у москвичей лишь дикий хохот, у некоторых переходящий, порой, в конвульсии. Для полно картины перечислю 9994 зарядов, услышанных мной за этот матч: "Раманцев — п… с", "Филимонов — п… с", "Тихонов — п… с", естественно, что "судья — п… с", ну и реальнейший хит — эта, конечно же, "Спартак — п… с!". Так же отмечу такой поэтический шедевр: "Прилетели к нам грачи — пи… сы Москвичи".

С финальным свистком ситуация обостряется. Спартаковские игроки наконец-то реализуют свой спринтерский потенциал и, уворачиваясь от летящих в них батлов, скрываются в подтрибунном помещении, даже не взглянув на нас. Привычный расклад. В конце концов, что можно ожидать от простых наемников, коими они и являются за малым исключением. Местный ОМОН удивительным образом синтезируют дипломатию и физическое воздействие на гопников, дабы избежать непосредственного контакта. После того, как стадион пустеет, нас держат там еще полтора часа. А в это время толпы осетин ожидают нас, жаждя кровавой расправы. Я поднимаюсь на верх трибуны, чтобы запечатлеть на фотопленку происходящую болтню. То, что я вижу — довольно таки прикольно. Джигиты, коротая время томительного ожидания убийства спартачей, создали большой круг, где под рубилово на этнических ударных инструментах самый центровой из них выказывает разнообразие хореографии и чудеса пластики, заходясь в нацдэнсе.

Через долгий временной интервал нас запихивают в 2 ПАЗика и с глобальным полицейским сопровождением развозят по гостиницам и прочим пристанищам. Основная часть оказывается в гостинице "Владикавказ" и набивается в 2 двухместных номера, постепенно приводя дыхание и пульс в норму. И тут вновь начинают происходить удивительные вещи. В гостинице появляется друг Майкла Мавроди — Аслан, а вместе с ним незамедлительно возникает гора кавказских яств и море калдырки. Уже через 20 минут все спартачи рассекают сытые, обкалдыренные и довольные.

От Аслана в адрес Майкла исходит предложение ломануться на тачке в горы. В ВАЗ-21099 незамедлительно вписываются: сам Майкл, Пантера, Ширер, Шагал и ваш покорный слуга, и начинается что-то невообразимое. Хочу сразу заметить, что концентрация огненной воды в нашей крови уже крайне велика. В качестве показателя приведу то, что Майкл уже в начале пути погиб на переднем седле. Аслан, сам в слюни, крайне лихо выводит свой автомобиль за пределы города и направляет его куда-то в темноту, так что совсем скоро мы уже мчимся по горному серпантину, почти не притормаживая на поворотах и регулярно выскакивая на встречную. Мы с Шагалом в пьяном угаре полностью доверяем себя судьбе и добровольно отдаемся во власть сильнейших эмоций и впечатлений. Пьяное вождение на краю пропасти — весьма экстремально, но естественного страха мы почему-то не испытываем. Напротив, проявляем неподдельный интерес к данному экшену, оценивая все это со стороны. Я обращаю внимание Шагала на происходящее, а он в ответочку выдвигает теорию о том, что если и возникнет встречная тачила, то управлять ей наверняка будет тоже лихой пьяный водитель, и уж совсем точно также вылетит на встречную полосу, исключив тем самым вероятность ДТП.

В определенный момент Аслан притормаживает около большого отшлифованного камня, на котором уже зависает с десяток (!!!) батлов огненной воды, и заряжает, что это святое место и путники здесь обязаны внедрить с дороги. Ну что ж, расклад не обломный! Набрав запивки из горного ручья (!), мы приступаем к исполнению обряда. Каждому по очереди протягивается рог (в который влезало граммов 200!!!) для последующего внедрения. Шагал не тормозит и запрашивает второй рог. После этого, окончательно окосев, мы мчимся куда-то еще выше, затем вылезаем из тачилы где-то в районе облаков. Шагал и я, держась друг за друга, подгребаем к краю пропасти и впадаем в тотальный транс от неведомых доселе экстерналий, обрушившихся на нас в одночасье. Представьте: мы, в полнейшие слюни (!), на выезде во Владикавказе (!!), на краю бездонного горного ущелья (!!!), внизу которого течет какая-то река, шум от которой в горных условиях с трудом позволяет слышать друг друга (!!!), сверху томное черное, южное небо с несметным количеством звезд — и все это в 40 км от Грозного! (все, восклицательные знаки закончились). Это окончательно резонирует нашу нервную систему, и мы лишаемся дара речи, дара мышления, и вообще, лишаемся многих даров! Наши организмы воспринимают лишь входящую информацию.

После этого мы еще долго рассекаем на тачке по горам, но моя память отказывается воспроизводить дальнейшие процессы вплоть до утра, когда я обнаруживаю себя в гостиничном номере, где-то в центре огромного кургана, стихийно образованного из тел пьяных поросят…

То, что я испытал на этом выезде, наверняка займет одно из первых мест в ряду того, о чем потом можно будет самоудовлетворенно вспоминать и осознавать, что ты действительно жил интенсивно, эмоционально и по полной программе…" (c)


Фанаты московского "Спартака" во Владикавказе в 1998 году перед стыком с местными

Источник: vk.com
+72
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.