30 мая, 11:16 Фанаты 17

Саша Kriks: "Что значит — быть ультрас в России?"

В общем, по многочисленным просьбам выкладываю перевод на русский язык интервью со мной, опубликованного в 44 номере журнала BLICKFANG ULTRA. 3-4 месяца назад ко мне обратилась [kriste.lynx|Кристина Черняускайте] с просьбой помочь с интервью для журнала Blickfang Ultra, который будет посвящен России в преддверии ЧМ-2018. Я выразил готовность помочь всеми нужными контактами и связать с Фратрией. Спустя месяц просьба изменилась на интервью лично со мной. Таким людям не принято отказывать в приличном обществе, поэтому я тоже согласился, уточнив, что говорю всё только за себя лично и от себя лично, а не как представитель Фратрии. Итогом бесед стало такое интервью. Вступительная часть от журнала на английском языке, сами переведете. Остальное всё на нашем, родном. Enjoy!.
First it was the idea I created in my own head - to speak about ultras with someone from Spartak as they have the biggest and well-known organisation Fratria. It just should be this way because I feel it like that, I decided. So I started to think what would I like to know. And what I wanted to know was to understand the essence of that “ultras” culture in Russia. We all know that in every country or even in the certain parts of a country the ultras differ. The differences and characteristics are derived from the mentality of the nation in general, from their history and culture. From the great EMPIRE influenced by the royal Western European cultures to SOVIET UNION built by the working class - it looks like Russia contains all possible in itself.

Without any secrets which may put down the fan movement or a certain person I wanted to know the truth from the deepest corners of it’s heart. That was my dream that time and I started to think is it possible at all as, as you may know and feel, that not much people nowadays like to talk about black and white but only present their ultras movement as coolest ever in this planet.

Once I went to let’s call it country X where I have met one person, who has big respect in general in lots of Eastern European countries. Let’s call him person Y. He said to me: “Kristina, if You want to get this You must talk with Kriks. There is no one else in Russia who could be so philosophical and deep talking about this topic”. And You know, I always trusted Y and I decided to follow his advise this time as well.

So I contacted Kriks and started to think about the questions for an interview. I was creating them about a month, showed them to Mirko and he said “oh, but let’s ask this and that, ant this one as well…”. I thought, ok, let’s add some more. Finally I got the interview questions me and Mirko was happy about. It looked like so until one day when I looked at them and said to myself: it’s bullshit, it’s not what I want to ask him, it’s just like drifting on a surface, it’s nothing deep! So I decided not to discuss with anyone and created new questions which looked better for me. And so I went to Moscow and met Kriks.

“Will this be an interview, Aleks?”,- I’ve asked. “We will see, Kristina. But let’s meet first”,- he said to me. When we met he asked me to read my questions, after I have finished the fourth he interrupted me and said: “but that’s boring”. I knew it was. I put my questions aside and said: “I am listening to You. Tell me”. And he told. All what could be and could not be understood about the fan movement in Russia. From the deepest corners of his heart, very critically and damn interesting. I could listen him for hours and hours!

After our time for the meeting has finished I’ve said: “I know now what I must do, I know now what interview with You should look like!”. He smiled to me and I was sure - he knew I will do my job well.

So here I would like to present the interview with a person who was the main capo of Spartak fans for 5 years. With a person who’s love and interest in what is happening on the stands of Spartak has never ended after his capo carrier was over. The person who like no one else helped me to understand so much about ultras movement in Russia, their mentality and philosophy - Aleksandr “Kriks” Likhachev.

- Ты заводил трибуну Спартака 7 лет (уточни годы, пожалуйста), почти с начала Фратрии и интересуешься тем, что происходит даже до сегодняшнего времени. За такое время на трибуне сменилось не одно поколение ультрас. Скажи, из того, что ты видел, кто и какими ультрас были раньше и какие они сейчас? Ультрас ли они вообще? Что такое для тебя...быть ультрас?
- Я заводил трибуна Спартака с 2007 года (начинал вторым заводящим) и до апреля 2013 года.

Фратрия появилась в 2005 году и я помогал там чем мог примерно с самого основания. Но естественно, на тот момент был "карликом", как у нас принято было тогда говорить. К 2004-2005 годам весь фанатский актив на 90% составляли хулиганы. Были и обычные болельщики, которые катались за команду сами по себе. Какие-то фанатские тусовки же были в основном хулиганской направленности.
Не было заводящих, заряды выкрикивались из толпы активного фанатья и подхватывались толпой вокруг.Не было барабанов, флагов. Была мода на английский фанатизм, без цветов клуба. Все поголовно ходили в светлых джинсах, кроссовках Umbro, клетке.

В конце 2004 года у определенной группы людей начали появляться идеи относительно красочной и организованной поддержки команды. Эти идеи сформировались примерно к концу 2005 года и образовалась "Фратрия". На тот момент на базе сайта "fanat1k.ru" набрался народ, который высказал готовность помогать в черновой работе по подготовке перфомансов. Это в основном были совсем молодые ребята примерно лет 17-19. Сформировался актив из человек 30-40, которые по ночам шили и рисовали баннеры. На тот момент не было понятия ультрас и оно только формировалось в России. Каждый вкладывал в это понятие что-то свое. В основном это понятие означало "человек, который помогает в изготовлении перфомансов, поет на матче, носит цвета, машет флажками и ездит на выезда".
В период становления ультрас культуры многие неверно ее представляли и неверно себя в ней представляли. Выпускались майки "Фратрия" и совсем молодые парни, получившие их, возносили себя и своё я до небес. Возвышали себя над остальной массой фанатов. Это не совсем пришлось по нраву хулиганам, что какие-то парни лет 17 воображают о себе много всего. Это порождало небольшие конфликты, непонимание и привело к тому, что саму "Фратрию" многие фанаты стали считать пафосной, псевдоэлитной. Так получилось, что трибуна стала во власти таких молодых ребят из "Фратрии", которыми руководил Иван "Комбат" Катанаев. Он был главным заводящим, организатором всех перфомансов и акций на трибунах, организатором выездов, общественной деятельности и всего-всего. Тогда же хулиганы стали называть его "Королем фантомасов", намекая на то, то у него была куча людей, но гораздо более молодых чем он, которые слушали его и видели своего предводителя.

Когда все зарождалось никто и не задумывался и не задавал вопросы, какой задала ты. Какими ультрас мы были? да никакими.У нас не было определенного набора ценностей, мы увидели цель в поддержке команды яркими перфомансами и двигались исключительно в этом направлении. В какой-то момент это стало важнее, чем вообще поддержка команды. Тогда СМИ в позитивном свете поймали волну, у всех клубов появились такие ультрас и начались "Баннерные войны". То есть ультрас соревновались между собой исключительно в рисовании баннеров, перфомансов и иногда каких-то подколов в сторону друг друга.Такая деятельность была проста и понятна всем участникам действия. Ультрас - те, кто рисует перфоманс.

Главная проблема того времени, что все шло и всё зависело от одного человека - Ивана "Комбата" и его точка зрения была истиной для всех ультрас. Но он не строил ультрас организацию "Фратрия". "Фратрия" была задумана как общественное движение, общественная организация, для того. чтобы объединить в чем-то фанатов и болельщиков Спартака. Открыть магазин, организовывать выезды. организовать диалог с клубом на тему проблем болельщиков и начать защищать права болельщиков.

Тогда же, в 2006 и 2007 годах начали появляться первые "инициативные группы" на трибуне Спартака. Первые именно ультрас группы - объединения людей, которые именно объединены одной только целью - совместной поддержкой клуба. Они нужны были для того, чтобы в простой массе болельщиковболее активно поддерживать команду (на соседних секторах с главным сектором поддержки). В последствии у Спартака таких групп стало около 15. на мой взгляд. И все эти группы, конечно, поддерживали основного заводящего и шли за ним, ретранслировали его идеи, песни, заряды на свои сектора.Я не был никогда ни в какой из ультрас групп, но со всеми мел хорошие отношения и общался с ними. У "Фратрии" не было плана Б на случай если заводящий не появится на трибуне и однажды в 2007 году Иван не пришел на игру и трибуна молчала весь первый тайм. В перерыве я при поддержке ребят вылез на перила и у нас получилось организованно поддержать Спартак в той игре. Потом я так и стал вторым заводящим. А так как Иван больше уделял внимания большим вопросам организации. всеми так называемыми ультрас и инициативными группами стал больше заниматься я.

В 2009-10 годах у меня пришло понимание того, что нужно разделить понятия "Фратрия" и "Ультрас", чтобы у людей в голове не было непонимания. Я сам боролся с таким непониманием внутри себя. И я решил, что нужно различать. "Фратрия" - это одно, большое и общефанатское, а "Спартак Ультрас" - именно группа людей, которые проявили инициативу, сами пришли и изъявили желание участвовать активно в том, чтобы поддержка команды становилась лучше. К 2012 году таких людей насчитывалось порядка 550. Именно активных людей, готовых рисовать баннеры, носить и жечь организованно пиротехнику, организованно ездить на выезда и готовить стафф. Это была тусовка "Спартак Ультрас" или "Ультра". В тогдашнем понимании слова "Ультрас" - быть активнее всех на трибуне и поддерживать клуб всеми способами, в том числе и запрещенными.

Примерно в то же время пришло понимание и того, что перфомансами деятельность ультрас не должна ограничиваться, а скорее нужно действовать наоборот, отказываться от перфомансов в пользу других видов поддержки и больше уделять времени непосредственно поддержке команды во время матча.

Сейчас же не так много людей готовы называть себя ультрас. Это слово не самое популярное на наших трибунах. Люди скорее называют себя фанатами, которые готовы поддерживать команду, слушать заводящего, петь, ИНОГДА махать флагами. Ультрас на наших трибунах ассоциируется скорее с молодостью, но в обществе мужской трибуны никто не хочет считать себя моложе других. Поэтому - фанаты. Ультрас же есть, этим словом принято называть тех, кто готовит перфомансы и жжет пиротехнику. Наверное, так.

- У вас в Москве я часто слышала про любовь к Англии - в моде и поведении фанатов. Почему именно Англия вдохновляла в те времена (еще перед Фратрией) фанатов? Что там такого магического или интересного?
- Это появилось еще раньше, наверное. Мы в России любим перенимать разные субкультурные течения с запада. Так сначала у нас была мода на Скинов. Все были скинами. Носили бомберы, подворачивали джинсы, носили Гриндерс, Доктор Мартинс, коротко стриглись. Все это со временем трансформировалось в стиль casuals. Я могу это объяснить тем, что в 90-е фанатами в основном была совсем молодежь, которая отстраивала свои движи заново. И взрослые английские дядьки в очень модных и стильных вещах вызывали желание подражать им в этом элементе. Плюс нашумевшие беспорядки с участием англичан тоже приводили в восторг и появлялось желание подражать и опережать их.

- А что случилось и откуда пришла в моду поддержка потивоположная Английской? То есть весь фанатизм с клубными цветами, баннерами, шарфами, фанатскими кортежами - раньше этого не было.
- Сначала появились фильмы BBC про Лацио. Там рассказывалось про всю движуху Ирридучибили. Это стало первым толчком к интересу такого рода фанатской организации. То есть с сааамого начала не было интереса к проходам, тысячам флажков. Сначала именно поразил масштаб, баннеры на трибунах и большие флаги. Поразила организованная поддержка всей трибуны. Начали копать дальше, как раз развивался интернет. Тогда и начали интересоваться фотографиями и аудио-файлами сначала с итальянских трибун. Потом видеоролики с трибуны Асколи. И так с развитием интернета мы открывали для себя новые страны, возможности, движухи. Нас, как и всех вдохновлял в те времена венский Рапид, сербы, греки. Сначала, наверное, ы просто хотели просто делать так же, как они. Это было чистой воды подражание. Мы были в этом плане еще только в начале пути и все что давно было уже в Европе для нас было чем-то новым и удивительным.

Обычные баннеры 20на20 метров вызывали у всех восторг, о проходах писали всю неделю после матча и эти разговоры вокруг, эти отзывы привлекали к нам еще больше молодежи, которые тоже начинали этим интересоваться.

В год появления Фратрии и плюс-минус год после трибуна выросла в численности в 2 раза. В Лужниках начинали заполнять сектора, которые раньше были пустыми. И новые люди, новые массы давали новые возможности.

- А как ты сегодня смотришь на те страны, которые тогда вас так сильно вдохновили? Если следишь за тем, что творится сегодня в мире ультрас, то какие страны и почему тебя вдохновляют сейчас в этом плане? У каких движух, по твоему, и чему можно было бы научиться фанатам Спартака и русским фанатам вообще?
- Слушай, я не могу себя назвать экспертом по европейскому фанатизму, тем более сейчас. Тогда для нас все было ново и мы впитывали всё до мелочей, как губка впитывает воду. В какой-то момент мне стало понятно, что всё что можно было взять снаружи - мы получили. Мы поняли все правила, поняли что это такое, поняли как это бывает.

Дальше следить за каждой новой акцией лично мне не так интересно, я не отслеживаю каждый новые перфоманс и не смотрю отчеты с матчей на Ютубе. Это все обертка, обложка. Мне это уже становится не так интересно и перестало быть интересным еще году в 2010м. Я иногда натыкаюсь, конечно, на какие-то видео и вижу, что 10 тысяч человек одновременно поет или хлопает и меня это не впечатляет и не задевает потому что мы сами уже прошли через это. В Лужниках во время дерби у нас собиралась трибуна в 21000 человек, которые одновременно прыгали, хлопали, пели и поднимали картонки. Меня этим уже не удивить.

За свои годы я понял, что любооооой, неимоверно сложный, креативный и топовый перфоманс может сделать качественная группа из 30 человек. То есть если взять перфоманс Спартака эпохи Лужников на всю трибуну Б 20 тысяч человек, его, как правило, готовило человек 30. Именно поэтому они перестали быть так интересны. Это просто по большому счету лишено смысла в плане развития всего фанатского движения. Какой бы у тебя разрозненный и ленивый движ ни был, если у тебя есть бодрая 30ка активных единомышленников - ты можешь удивить всех. И в этом нет смысла. Никакого.

Интересна внутренняя жизнь, мотивация и идеология. Интересно что движет людьми быть такими, приходить на свои сектора. Интересно о чем думают ведущие люди движений, но мне негде это выведать. Интересно то, по каким причинам люди встают вместе и надевают одинаковых цветов шарфы и начинают петь. По каким причинам это происходит и как воспитываются новые поколения.Интересно когда как можно большее количество людей именно вовлечены в сам процесс.

По причине потери смысла в перфомансах для себя, мы начали развивать новые идеи. Мы начали вселять душу в наши трибуны. И это дало колоссальный прирост людей и интереса к всему процессу. Мы начали с малого, нарисовали двуручник (растяжку на 2х палках) вручную, кисточками. Потом нарисовали еще и еще. После сотни таких двуручников мы сменили все свои баннеры на полностью рисованные от руки. Мы рисовали маленькими кисточками баннеры длинной в 15 метров. Мы рисовали кисточками флаги4х4 метра. И в этом появлялся смысл. Мы вкладывали душу своей кропотливой работой в нашу трибуну. Это была чистая эстетика. Люди стали бережнее относиться ко всему. Исчезла механическая работа, мы отказались от печали баннеров. Все стало хэнд-мейд. Яркие живые краски, сшитые вручную флажки - сами ребята стали за ними внимательнее следить, чтобы никто случайно не прошел по ним ногами. Люди стали чаще использовать все это на матчах. Мы чаще махали этими флажками, потому что было приятно пользоваться тем, во что вложил столько сил.

Сейчас же меня никто не удивляет. Но мне нравятся некоторые пути, которые выбрали движения. Пути, по которым они идут. Мне нравится как ведет себя Легия, мне нравится как ведет себя Делие. Я не могу сказать, что они вдохновляют меня, потому что я сейчас в этом плане бездельник. Но мне было бы интересно с ними поговорить и о чем-то спросить.

- А что именно тебе нравится у Легии и Делие?
- Начну с сербов из Делие. Мне нравится то, какие они разные одновременно. На трибуне у них кипит такая страсть и такое электричество, что можно заряжать мобильные телефоны. Такой своего рода огромный бурлящий котел, где эмоции преобладают над разумом, где страсть стоит на первом месте, где люди теряют голову и растворяют себя в этом действе. Но в то же время, если не говорить о самой трибуне во время матча, там такой патриархат царит. Там проповедуются патриархальные ценности, любовь к ближним, к своей семье, своему народу, своей земле, своей вере и традициям. Делие выполняют значимую роль в идеологическом плане для целого народа, для своей страны. Поддержка сербов, живущих в Косово, освещение всей этой проблемы в целом, организация благотворительных концертов и разгоны гей-парадов в Белграде. Мне нравится то, как они держатся своих корней и не позволяют никому из вне рушить эти связи.

Если же говорить о Легии, то мне, как болельщику Спартака тяжело говорить об их плюсах) Но я попробую. Мне нравится явление польского фанатизма в целом и Легии как наиболее яркого представителя этого стиля в том, что это фанатизм от головы. Такой, если можно сказать, интелектуальный фанатизм. Выстроеный по определенным правилам и законам, но для меня очень понятный и логичный. Все вспоминают Легию из-за их перфомансов, я же вспоминаю её в первую очередь из-за граффити в детских больницах. Я выше уже говорил, что перфомансы это дело 10е или 20е. С точки зрения развития движения и понимания всего - такие граффити могут дать движению больше, чем перфомансы. Мне нравится, что есть определенные цели и нравится, что действия польских движей (особенно Легии) диктуются не какими-то прихотями или веяниями моды, а тем, что нужно достигать цель - как можно лучше поддержать свою команду, сделать более мощный, крепкий, многочисленный движ. Движ Легии это уже часть и достопримечательность Варшавы, это определенное социальное явление. Мне нравится как работает пропаганда Легии. Все эти граффити, смысловая нагрузка перфомансов и многое другое. Идет идеологическая работа по привлечению сторонников в свои ряды. И это очень серьезная и сильная работа. Такой я мало где еще видел.

- Все эти вещи, которые тебе нравятся у Делие и Легии, все эти ценности.. есть ли они в движении фанатов Спартака? Какие они у вас?
- Слушай, ну тут у нас все немного по-другому, поэтому мне и нравится общая позиция и единый фронт у тех движений, которые я называл. То есть там идет определенная, если можно сказать, ковровая бомбардировка, а у нас точечные удары по разным направлениям. У движения Спартака есть несколько идеологических направлений деятельность. Так есть благотворительный фонд и группа ребят, которые уже много лет покровительствуют детским домам для детей-инвалидов. Фонд, который является частью "Фратрии" собирает помощь для ребят из этих детских домов, были работы по ремонту помещений и спортзалов в таких детских домах. Потом этих ребят привозят в Москву на матчи Спартака.

Также движением Спартака каждый год проводится мемориальный турнир, посвященный трагедии 20 октября 1982 года. Тогда по неофициальным данным погибло около 300 болельщиков. И каждый год собираются ребята, играют в футбол и все взносы от команд передаются родителям и родственникам погибших тогда людей.

Кроме этого в России есть несколько таких тем, в которых участвуют фанаты всех команд. Есть группы, которые собирают помощь для бездомных животных, есть группы, которые собирают гуманитарную помощь для сербов, живущих в Косово. Но это больше такие единичные случаи, в которых любой может принять участие по своему собственному желанию.

- А если говорить про то, что ты выделил у Делие - страсть и шиза от которой можно телефон зарядить. Есть такое у фанатов Спартака? Как ты вообще все это видел (людей, поддержку, их мотивацию) когда заводил трибуну и позже? По-твоему люди идут на стадион поддерживать команду или у них другие цели?
- В России такого нет, как у сербов, это понятно. Вообще у нас у всех довольно своеобразный менталитет. На трибуне никто не заводится с полоборота и заводящему приходится очень нелегко.

Человек вынужден надрываться в мегафон, чтобы достучаться до сердец людей на трибуне. Москва в этом плане довольно тяжелый и суровый город, много людей на улицах, пробки на дорогах, переполненное метро, быстрый ритм жизни. Не легко сразу после всего этого взять, прийти на трибуну, надуть шарики и фонтанировать эмоциями. Это если говорить об общей массе. Конечно, сам футбол тоже заряжает людей на эмоции - вид стадиона, своих друзей, зеленое поле, команда - все это вдохновляет поддерживать команду. В России шиза на 95% зависит от игры. От результата, от скоростей, опасных моментов. Если футбик скучный, команда проигрывает, то уже концу первого тайма пол трибуны может уснуть и будет петь и плясать только кучка ультрас у барабана. Если же сыплется град голов, если это дерби и жарко на поле - то трибуны тоже будут гореть эмоциями все 90 минут.

Я не могу сказать у кого какая цель при походе на стадион. Я хочу верить в то, что на стадион люди идут именно болеть за команду. Но иногда вижу, что это не так. Иногда на стадион люди идут переживать за команду. Они стоят, не поют, но видно, что очень переживают. Вытягивают шеи при опасных моментах, чтобы лучше разглядеть, но активно не поддерживают.

Люди, которых я вижу на трибуне, ходят туда уже не меньше 10 лет. Многие знакомы друг с другом такое же время, вместе ездят на выезда. И иногда люди приходят на футбол ради такого общения со своими футбольными приятелями. На мой взгляд люди, приходя на матч, не готовы брать и выплескивать свои эмоции, не готовы внутренне к этому. Не готовы брать свои эмоции и делиться ими начиная с первой минуты игры. Всем нужен такой заводящий, который будет говорить "НУ ДАВАЙТЕ!", "ГРОМЧЕ!". Очень мало таких людей в целом на трибуне, которые готовы сами своими силами мутить движуху, начать прыгать, орать и подбивать своих соседей и людей вокруг на активную поддержку.

Раньше, лет 5 назад, я помню, как после матча читал отзывы людей от шизы на трибуне. И они могли быть после одного и того же матча просто диаметрально противоположными. И зависело все от того, где человек стоял. 2 человека могли стоять в 20 метрах друг от друга. И один считал, что было очень круто и огонь, а другой умирал от скуки. И все это из-а того что один стоял в окружении таких активных ребят, а второй сам был бы активнее, но стоял в окружении унывающих людей и он не смог до конца себя выплеснуть и пришел домой не до конца удовлетворенным.

Еще с 2005 года с момента появления первого заводящего с барабаном на секторе все кто хотел шизить активно лезли туда. Там был такой плотняк, какого не бывает в московском метро в час пик. Но уже на 20 рядов выше была эмоциональная пустыня. И с тех пор так и повелось - чем ближе к заводящему - тем активнее люди. Нельзя сказать, что у нас сейчас целиком активная трибуна. Есть люди, которые не в настроении шизить, они встают повыше либо по бокам трибуны, подальше от заводящих. Соответственно и я когда был заводящим - я видел все на хорошем уровне. Меня окружали люди, у которых горели глаза и эмоции выплескивались наружу. Сейчас я стою немного в стороне и может так быть, что из условных 30 людей, окружавших меня, весь матч поет двое. Бывает по-разному.

- Сейчас ты говорил про нежелание шизить и я вспомнила как во время нашей встречи в Москве ты сказал мне одну фразу, которая так засела в моей голове, что до сих пор ее не покидает - "быть ультрас в России - это не круто"Почему? А как ты думаешь, что людям тогда круто?
- Ну я уже отвечал выше, что "ультрас" ассоциируется с молодостью. Когда человек достигает условно 25 лет, то таких ультрас остается 1 из сотни. Остальные называют себя фанатами. Это снимает определенные обязанности. Иногда я думаю, что у меня лично слово ультрас ассоциируется с какими то обязательствами. Если ультрас, то ты всей трибуне должен. Должен шизить громче всех, должен рисовать банеры, должен проносить и жечь пиротехнику, должен по ночам рисовать граффити на заборах. Когда от этого человек устает, то говорит - "да отъебитесь, я не ультрас. я фанат и просто на футбол езжу и команду поддерживаю". Так и происходит. Есть определенная молодая ультрас группа человек в 30, часть состава взрослеет, кто-то уходит на центральную трибуну, кто-то откалывается из-за появления семьи и работы, кто-то взрослеет и уходит к хулиганам. Остаются единицы - 2-5 человек из 30. Эти 2-5 из каждой группы становятся рядом с другими 2-5 из другой группы.

Сейчас нет пропаганды ультрас. По большому счету ультрас - это молодежь, максималисты. Люди, которые учатся на начальных курсах университетов. Нет взрослой прослойки людей, которые бы занимались этой пропагандой ультрас и стремились каким-то образом обозначать какие-то идеи ультрас среди болельщиков и привлечь сторонников в свои ряды.

А что круто людям? Мы сейчас выносим за рамки разговора хулиганов, берем болельщиков и фанатов на трибуне. Людям круто, когда нарисован какой-то перф, людям круто, когда как-то сама по себе начинает все-же петь вся трибуна и они с удовольствием в этом участвуют. Людям круто быть фанатом, выездным фанатом. Людям круто кататься на выезда. Ты посмотри какую-нибудь информацию в интернете по выездной активности Спартака. Вот на неделе был выезд в Казань. Это 800 километров от Москвы (а это больше чем от Ганновера до Парижа), это -17 градусов во время игры, и на трибунах более 6 тысяч фанатов Спартака. Я думаю людям это круто.

- Вернем в рамки нашего разговора хулиганов. Читая твои слова в самом начале интервью, создается впечатление, что ультрас все-таки находятся "под башмаком" хулиганов на трибуне Спартака, по крайней мере были в начале. Какие отношения между двумя этими группами сейчас? понимают ли они друг друга?
- Ультрас в России появились по воле хулиганов. Как я уже говорил, в 2004-2005 годах, да и раньше, и в помине не было никаких ультрас. Весь актив составляли хулиганы. Они же и стали инициаторами создания ультрас направления в фанатском движении.
Конечно, у нас патриархальное движение, где принято слушать старших. Старшие - это хулиганы - более взрослые люди. Наверное, тут не идет вопрос о том, что кто-то у кого-то под башмаком. Речь идет о степенях и сферах заинтересованности людей в различных аспектах фанатской жизни движения. То есть в 2005 году и 3-5 лет потом хулиганов на трибунах было очень мало. Полиция запрещала вешать баннеры фирм и занималась вычислением лиц, причастных к этому. Поэтому трибунами полностью завладели молодые ультрас, которые в силу своего возраста больше действовали не по велению своих мозгов, а по велению ультрас моды. От этого трибуны очень сильно выросли и в численном составе и в качестве исполнения песен и перфомансов тех же. В какой-то момент хулиганы вернулись на трибуны и сейчас ходят на футбол в большом количестве. На секторах висят баннеры фирм. Вернулись более взрослые люди, а за это время в фирмы в том числе вошли и люди, какое то время назад сами бывшими ультрас.

По сравнению с 2005-10 годами у ультрас хулиганы отняли одну из степеней свободы - право собственного принятия решения о перфомансе на трибунах. Теперь это согласовывается с хулиганами. В остальном заводящие сами решают что будет на трибунах, какие будут песни, какие растяжки. Какие же сейчас стоят проблемы понимания между группами ультрас и хулиганов, и есть ли они вообще - я не знаю. Я вижу, что у ультрас есть свобода в том, чтобы выбирать способы поддержки, чтобы заниматься своим делом. Я не вижу никаких ограничений или притеснений в этом плане. Каждый занимается своим делом.

- В Москве я заметила такой феномен, что у очень многих фанатов есть лучший друг, который является фанатом вражеской команды. Это серьезно так часто бывает? Как это так, что люди, которые в принципе враги, так хорошо дружат между собой? Если так есть на самом деле, то кто кого ненавидит, как фаната вражеской команды? Как тогда и где ненависть возможна?
- Да, есть такое. В Москве можно насчитать 5 больших футбольных команд, за которые люди болеют. Это Спартак, цска, Динамо, Торпедо и Локомотив. Все команды из одного города. 2 самые популярные команды до недавнего времени не имели своих стадионов. И Спартак и цска выступали практически на всех стадионах столицы. Спартак играл свои домашние матчи и в Лужниках, и на стадионе Динамо и Локомотив и Торпедо. При этом когда-то чисто спартаковским районом считались Сокольники и стадиончик им Игоря Нетто. В Москве нет такого деления как в Лондоне, что тут все болеют за Спартак, а там, через 2 улицы все болеют за Локомотив. Спартак это самая популярная команда страны и за нее болеет ну ооочень много людей. В 90е годы только Спартак выступал в Лиге Чемпионов и так или иначе у телевизора за Спартак болела вся страна.

Дружба между фанатами разных команд обычно начинается еще до того, как эти люди выбрали фанатизм в качестве своего хобби или стиля жизни. Еще со школы в одном классе учится по 15 мальчишек, 5-7 из них интересуется футболом, часть болеет за одну команду, часть пытается выделиться и выбирает другую. Потом люди вырастают и уходят на разные трибуны, но поддерживают связь из-за схожего набора ценностей. они не пьют водку по подъездам, а катаются на выезда. у них общие интересы, хоть и разные команды. Мне тяжело объяснять вещи, которые кажутся для меня совсем обычными. У нас нет в стране такого, что обязательно вся семья болеет за один клуб и из поколения в поколение это все передается. У меня отец болеет за цска, он вырос на армейском хоккее и на сборной ссср по хоккею, которая состояла из игроков цска. Я вырос в 90е и вырос на Спартаке, который был гордостью всей страны и обыгрывал Реалы и Арсеналы. Для меня не существовало такой команды, как цска, которая плелась где-то на 10х местах и не за что не боролась. Потом в 2005 году цска взяли кубок уефа и много молодежи стало за них болеть. В социальном плане в обществе все очень перемешано. И из-за этого появляются такие дружеские связи между фанатами разных цветов.

Иногда случается и наоборот. Бывают матчи сборной России, куда ездят фанаты. Бывают и сложные матчи, горячие выезда. На выездах может всякое случаться. Проблемы с местными, с полицией, с кем угодно и там все помогают друг другу и тоже завязывается если не дружба, то уважительные отношения к таким же русским фанатам.

- Ну давай-ка еще продолжим про дружбу... У вас есть дружба с Торпедо. Расскажи, как она выглядит на самом деле? Почему я спрашиваю - потому что создалось впечатление, что фанаты Спартака и Торпедо очень разные и мне показалось что эта дружба выглядит как семейное гнездо, где муж и жена настолько разные, что живут каждый своей жизнью, и только официально считаются вместе.
- Принято считать, что у фанатов Спартака и Торпедо есть дружба, это так. Проводя параллели на Польшу, и всем известные атрибуты дружбы, то ситуация такая, что на матчах Спартака не висят флаги Торпедо и наоборот. На матчах Спартака не звучат заряды и песни в поддержку Торпедо и редко на матчах можно увидеть множетсво товарищеских шарфов. Флаги Торпедо висят на матчах Спартака против Локомотива - принципиального соперника Торпедо.

Фанаты Торпедо каждый год участвуют в Кубке Памяти 20 октября, а большое количество фанатов Спартака являются игроками регби клуба Торпедо. Есть дружеские шарфы и есть дружеские футболки. Есть теплые отношения между определенными фирмами, между определенными фанатами, но такой плотной дружбы, как мне кажется, нет. Для поддержания дружбы нужно постоянно прилагать усилия и инициативу обоим сторонам.

- Давай от дружбы вернемся опять к противникам. В России в фанатском мире есть такое явление, как бойкот кавказских выездов. Расскажи пожалуйста, когда и из-за чего это началось?
- У Спартака сейчас действует бойкот кавказских выездов. То есть движение запрещает или настоятельно не рекомендует никому из болельщиков ехать на выездные матчи в Махачкалу и Грозный. При принятии бойкота еще были города Нальчик и Владикавказ.
Мотивирующая часть этого бойкота гласит, что там не безопасно для болельщиков. Как я уже писал выше, за Спартак ездят тысячи людей, а у нас нет организованных выездов. То есть каждый едет сам в меру своего времени, бюджета и фантазии. Люди едут компаниями иногда по 3-5 человек. Кавказские республики далеко не всегда не гостеприимны к болельщикам из Москвы, а силы правопорядка всегда встают на сторону местного населения и помогают им своими средствами. В конце 2000х годов на матчах в Нальчике трибуну фанатов Спартака забрасывали камнями. Просто подъезжали Жигули прям вплотную к трибуне, открывался багажник, битком набитый камнями и трибуна начинала планомерно забрасываться этими камнями, на что милиция и не реагировала никак, только не давала кб сектору выйти и разобраться. В то же время забрасывались камнями и автобусы с футболистами. Году в 2008 на одной из полян на Эльбрусе группу фанатов Спартака атаковали местные бандиты с применением ножей и пистолетов и если бы не тогдашний офицер по безопасности клуба, то всё могло бы кончиться очень плачевно. И примерно в те времена было принято решение не ездить на Кавказ не в силу своей слабости, а из-за неорганизованных поездок таких групп фанатов, которые могут пострадать от агрессии местных жителей.

- Поговорим про такую неприятную тему - проплаченные перфомансы. Слышала, что в Москве было несколько случаев, когда баннер был проплачен какой-то фирмой и на баннере был логотип этой фирмы. Если говорить конкретно про вас, то это история с рекламой водки Парламент на баннере. Как вы тогда смотрели на это и как ты на это смотришь сейчас? Может ли существовать такое явление на фанатском секторе в качестве элемента поддержки? Нормально ли это?
- Эта тема на самом деле не такая неприятная и об этом интересно порассуждать.

Что касается случая с водкой "Парламент", то да. Такая история была. Но была она очень давно. в мае 2006 года. Я напомню, что "Фратрия" была основана в конце ноября 2005го года. Можно просто списать это на определенные ошибки молодости, а можно и попробовать капнуть глубже.

Тогда в 2006 году решение принимал ни с кем не посоветовавшись один человек - на тот момент лидер трибуны и тогда это решение по факту все осудили.

Но если исходить и отталкиваться от главного - поддержки команды, то вот есть результат - большой баннер, который своими силами "Фратрия" финансово вытянуть не могла. На тот момент было решение. что лучше сделать так. чем вообще ничего не делать.
У меня нет единственно верного ответа на вопрос - как поступить в таких ситуациях. Нужно выбрать - сделать так или не сделать вообще ничего? Тогда, на заре "Фратрии" лидер решил, что лучше сделать так, с помощью помощи спонсора, чем не делать вообще ничего. Я его за это винить никак не могу. На тот момент владелец "Парламента" был болельщиком Спартака и к нему обратились за помощью, он сделал и оплатил этот баннер, но в свою очередь так же по дружбе попросил оказать услугу и вставить рекламные щиты с "Парламентом" фоном на баннер. Договорились и сделали.

Но как я и говорил, вопрос то на самом деле глубокий и вопрос только в том, где ты сможешь остановиться и поставить для себя черту. Мы живем в эпоху капитализма, а ультрас это такой свободный дух. Но как быть например с тем, что многие фанаты любят носить игровые футболки своего клуба, а там на груди крупный логотип условного нефтяного гиганта, который является спонсором клуба? Как быть с тем, что фанатские сайты размещают рекламные баннеры за деньги и зарабатывают какие-то деньги на те же перфомансы? в чем разница где логотип спонсора - на сайте или на баннере? Чисто эстетически, да, конечно лучше пусть баннер сам останется без "клейма", но если вникать и искать нити, то все придет к товарно-денежному обороту.

А как быть с тем, что фанаты открывают свои магазины и продают всем продукцию с именем своей группы или организации? Это правильно? Конечно, правильно, ведь это популяризация, ответите вы. И, наверное, будете правы. Так же, возможно и со спонсорством. Лучше заниматься популяризацией клуба за вложения от спонсоров, болеющих за твой клуб или ничего не делать?

Конечно, есть идеальная вселенная, где все ежемесячно скидываются по 100 рублей, покупаются фан-карточки и на эти деньги всё делается. Если так получается, то это супер. Но в России это не всегда проходит. Не все готовы на постоянной основе добровольно сдавать денежку из месяца в месяц. и это толкает организаторов всего этого дела на активные шаги, если они не хотят, чтобы движение превратилось в болото. Ищут возможности, резервы какие-то. Начинают продавать атрибутику, издавать фан-зины, искать партнеров и пытаться расти над собой. Ибо если что-то не развивается - то умирает. А этого никто не хочет.

Я могу привести и еще пример из 2006 года, когда была реализована масштабнейшая задумка за счет денег того же "Парламента". На матче Спартак - Спортинг в Лиге Чемпионов 20 тысяч человек на трибуне Б были одеты в белые или красные футболки. И на спине каждой футболки было написано "Парламент". Это тоже прокол? С поля трибуна смотрелась фантастически, такого не было в России не до не после этого случая, но за свой счёт ни одна фанатская организация такое бы не могла себе позволить. и теперь попробуйте ответить на вопрос - можно ли так поступать? С поля никаких логотипов не было видно, но стоя на трибуне, человек видел спины людей перед собой с этим логотипом. Оправдала ли цель такие средства? В именно этом конкретном случае на мой взгляд оправдала.
Это всё вопрос так называемой менталити. Попытка понять правила, которые каждый определяет сам в силу своего понимания, возраста, амбиций.

Обращу еще внимание на такой важный аспект, что никто из фанатов на этом спонсорстве не заработал. То есть это замкнутая финансовая система и не было никакой выгоды. Было чистое желание воспользоваться возможностями для воплощения таких вот задумок. Фанаты взяли деньги и все вложили в эти акции, вложили в свое дело.

Ну и при обсуждении этого вопроса нельзя никак не забывать еще один аспект - помощь клуба. Бывает так, что у некоторых фанатских движений есть хорошие, добрые отношения со своим клубом. И сам клуб дает денег в помощь фанатамна различные фанатские акции, на перфомансы. Вот если рассмотреть такую модель? на мой взгляд, с точки зрения ультрас менталити, лучше брать деньги от спонсоров, чем деньги от своего клуба. Верно? никто не знает верно или нет, у всех свое мнение на этот счет. На мой взгляд разница в том, что на деньги от спонсоров ты можешь сделать что хочешь и потом не придется краснеть, а когда делаешь на деньги клуба - становиться зависимым от своего клуба и потом не сможешь выступить с жесткой акцией в случае проколов или неудач менеджмента или провалов команды. Но и при этом я не говорю, что вообще в принципе брать какую-то помощь - финансовую или организационную от клуба это на 100% плохо. Конечно, же нет. Опять же все дело в отношениях между фан-тусовкой и клубом и отношении клуба к этому и отношении движения к этому.Тут всё очень тонко, очень спорно и нельзя делить такие ситуации на черное и белое и бросаться заявлениями, не вникнув в суть.

- Еще один, возможно, неловкий вопрос. Про политику. Во время нашего живого разговора ты сказал, что "политика все-таки на стадионе нужна". Как так мы тогда этот вопрос подробно обсудить не успели, я долго думала на эту тему и решила спросить еще раз - почему нужна? Какой она должна быть по-твоему и как показана? На трибунах Спартака политики нет - правильно? И если я не ошибаюсь, она есть в России только у Зенита. Почему так?

- Еще один вопрос, который не имеет единого правильного ответа.

Политика - это слово одновременно очень широкое и очень узкое. И для того чтобы отвечать на твой вопрос нужно сначала понять - что вообще мы понимаем под словом "политика", о чем вообще идет речь.

Когда мы только пытались во всё это дело врубаться в 2005 году, была очень популярна такая фраза "ultras no politica". И я в принципе долго придерживался этой фразы и она меня устраивала. Потому что вот есть твой клуб, твоя команда, ты за нее болеешь на стадионе и на этом круг мышления фаната заканчивается. Есть политические мысли - можешь идти вступать в партию и толкать свои идеи. "ULTRAS NO POLITICA" - это хороший ответ при попытках влияния внутригосударственной политической системы на какое-либо движение. То есть, мне кажется. что фанатские движения не должны высказывать открытую поддержку ни одной из политических партий своей страны - не правящей, не оппозиционной. Это расколет движение на много маленьких частей и всё умрет. Нельзя давать каким то политическим движениям пытаться влиять на фанатское движение какими либо деньгами. Это, на мой взгляд, недопустимо.

Другой аспект... его тяжело назвать изначально политическим. Есть вопрос национального самоопределения народа. Фанаты - это патриархальное общество, патриотически настроенное. Патриотизм, любовь к своей стране, своей Родине, своим близким - люди с этим либо уже приходят на трибуну, либо впитывают это на трибуне. Если внутри человека этого нет, если человек не любит свою страну, свой город, то возникают вопросы "всё ли с ним в порядке"?

С давних времен фанаты в России используют, например, "имперку" - флаг Российской Империи, как символ своих чувств к сильной стране, к своей истории, к своим корням. Как символ сильной России, в которой хотят жить патриоты. На фоне имперского флага выполнены многие фанатские баннеры и флаги, цвета этого флага часто видны на трибунах и сегодня. Политика ли это? Где-то политика, где-то и выражение определенных патриотических чувств. Вывешивать флаг своей страны - это политика? в какой-то степени и это можно назвать политикой. С середины-конца 2000х годов в России популярны переклички между фанатов разных команд "Русские вперед!"Опять же это политика или патриотизм? Я думаю, что, возможно, у 2х рядом стоящих фанатов при этой фразе будут различные мысли и чувства, которые он вкладывает в эту фразу. Кто-то будет вкладывать в это национализм и свое отношение к народам с Кавказа, а кто-то свою самоидентификацию как русского человека, не вкладывая при этом какую-либо ненависть. Жизнь в многонациональном государстве вносит свои акценты в рядах патриотически настроенной молодежи. Так, например. опять же в конце 90х - середине 2000х много выходцев с Кавказа переехало в Москву и стали жить своими общинами, диаспорами. Если один открывал свою палатку, то все соплеменники шли к нему и покупали продукты только у него, чтобы его поддержать. У фанатов тогда появился свой принцип "Русский помоги русскому". И фанаты разных цветов. разных клубов помогали друг другу в разных жизненных ситуациях. Это тоже можно отнести к политике? наверное, при желании, можно.

Проблема нашего общества еще в том, что люди с середины 90х и времен скинхэдов не различают понятия патриотизм, национализм, фашизм. "Если фанат, если патриот - значит скинхэд, значит за Гитлера" часто говорит телевизор и обществу это понятно и не за чем дальше разбираться в этом.

Самым ярким политическим моментом на трибунах можно назвать поддержку сербского народа, поддержку Косово в составе Сербии. Это выливается из братских отношений нашего и сербского народов. Такая поддержка может быть названа политической? Может. Может ли русский человек отказаться и отвернуться от сербского народа? не может. Поэтому нельзя взять и условно поместить тему "Косово - Сербия" в разряд "политические акции". Это очень глубокие вопросы и на них нельзя ответить вот так, на страницах одного интервью.

- Идем к последнему вопросу. Я вот как-то замечаю (это мое собственное мнение и исключение в нем составляют только страны Скандинавии), что фанатов на секторах все меньше и меньше, эта строгая организация почти убила спонтанную страсть. Очень много вопросов, на которые никто не хочет искать ответы. Как ты думаешь вообще, не являются ли современные времена началом смерти ультрас движения (Извиняюсь, конечно, перед тобой и всеми читателями за такой пессимизм) или его сильной трансформации? Какое по-твоему будущее ждет ультрас?

- Мы так и не выяснили кто такие ультрас, чтобы отвечать на вопрос "ждет ультрас смерть?". Ультрас это одна из форм фанатизма. Ведь с точки зрения многих, одни из лучших ультрас Европы живут в Сербии, например. А в Сербии я не разу не слышал, чтобы фанаты называли себя "ультрас". Там все навьячи. Или в Аргентине... я думаю, там мало кто будет бить себя в грудь и доказывать тебе, что он ультрас.

В Италии да, в Италии людям важно быть тру ультрас и некоторые люди мне доказывали, что они более ультрасовые ультрас, чем живущие в соседнем поселке. Одни, мол, покупают фан-айди, а другие не покупают фан-айди и идут против системы. И отсутствие фан-айди мешает им ходить на игры, посещать выезда, они сидят дома у телевизора и спорят в фейсбуках, что они более ультровые ультра, чем те. кто пошел сегодня на матч и поддерживает свой клуб. Как и во всём, мне кажется, нельзя загоняться настолько, что в итоге это отбросит тебя на свалку истории. Посмотри где сейчас эти ультровые герои прошлых лет. Где Милан? Там перекати-поле катается по трибунам и нет никого. И все из-за того что просят покупать билеты по фан айди. Я не вижу в этом проблемы. У меня абонемент с именем, например. Мне это не мешает поддерживать команду. Есть люди, которые думают, что ультрас, ето тот, кто сможет как можно сильнее спрятать свое лицо под капюшоном и балаклавой и остаться неузнанным и при этот стоять скрестив руки всю игру. Если ты ультрас. то никакой фан айди тебе не помешает поехать на выезд, одеть там костюм маляра и дико зажечь пиротехнику, при желании. 

Мы знаем много историй, когда при желании можно сделать всё. Даже в России. Мы начинали с того, что у нас не было вот вообще ничего. Барабан и флаг 3на3 метра пропускали на трибуну только при ксерокопировании паспорта того человека, кто это нёс. Перенося это на итальянских ультрас, что бы мы получили? да ничего бы не получили, мы бы сейчас не говорили с тобой. Всё дело в желании. В одних странах у людей есть желание и они делают дела, другие люди считают себя более важными для того, чтобы в чем-то бороться и с собой и с тем, что тебе мешает.

Вообще, всё зависит от людей в каждой отдельной стране, в каждом городе, в каждом движении. Всё зависит от читателей этого журнала в том числе. Если интересно сидеть и читать про смерть ультрас, а потом идти в фейсбук и писать о том, что сейчас бан на выезд у команды, поэтому я буду сегодня доказывать свою ультровость на диване в розовых тапочках и балаклаве перед монитором, то конечно всё и умрет или придет в такой вид, который совсем оттолкнет всех от какой-либо активности и будет удобнее действительно сидеть дома.

Само по себе ничего не умирает. Умирает только то, что не получает должного внимание. Как цветок. Если его не поливать и думать, что всё само вырастет, то результат будет не всегда выше ожиданий.

Никто не отрицает того, что власти (полиция) ведет борьбу с активными фанатами. Права на трансляцию матчей и билеты стоят сейчас дорого и не хочется срывать сделки из-за людей, жгущих фаера, разворачивающих баннеры и возмущающихся по разным поводам и без.
И если они выпустили закон о билетах по паспортам или фан-айди и вы ушли с трибун, то это ваше поражение в первом раунде. Если вышел закон о запрете на фаера и вы перестали жечь фаера или ушли с трибун, то может и не стоило и начинать? Это борьба, игра в кошки-мышки. Появляется запрет в одном месте - вырастает активность в другом. В восьмидесятых годах в СССР были серьезные репрессии на фанатов и многих выводили со стадиона или сажали на 15 суток только за клубный значок на одежде или за то, что человек встал со своего места во время гола. Тогда появилась одна известная песня, которую многие знают и по сей день.
"Забирать всё больше нас, стали почему-то.

Видно наш «Спартак» Москва помешал кому-то.
Нас милиция берёт, штрафы с нас сдирает.
А «Спартак» вперёд идёт и гол забивает.
Всех не перевяжешь, всех не перевяжешь,
Всех не перевяжешь, ой-ёй-ёй.
Не бываю я нигде, ни в кино, ни в школе.
Посещаю стадион летом и зимою.
Я болею за «Спартак» и хожу в розетке.
Суперкубок УЕФА, в этой пятилетке!
Всех не перевяжешь, всех не перевяжешь,
Всех не перевяжешь, ой-ёй-ёй."
кто-то смог дочитать до конца?

Источник: vk.com
+45
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.