Зал славы / СОКОЛОВ Василий
Чемпионат России 2020/2021, 9-й тур
Тамбов
vs
Спартак
История появления в «Спартаке» этого защитника, игравшего прежде за команду Белорусского военного округа, заставляет вспомнить крылатую фразу, сказанную при первом знакомстве с ним братьями Старостиными: «Глаза стальные, как у хищной птицы». И это было не просто ассоциацией с фамилией. Основатели клуба не ошиблись в выборе. Позднее Андрей Петрович, которому довелось поиграть с Соколовым в одной линии, вспоминал: «Рослый, сухой, с лицом аскета, Василий обладал быстрым бегом и полным набором футбольных качеств. Он был «непроходимым» для крайних нападающих». А Мартын Мержанов, первый редактор еженедельника «Футбол», писал: «Василий Соколов всегда играл молодо. Он никогда не выглядел утомленным... Зрители всегда видели на поле собранную, подтянутую фигуру футболиста. Он был до конца энергичен, неуступчив, горяч».

В интервью Константину Есенину для сборника «Московский футбол» Василий Николаевич говорил: «Я никого не боялся. Футбол - всегда игра, и против любого форварда я играл в «кто кого перехитрит». Был я левым защитником, так что мне ближе всего правые крайние. Из них сильнейшие в мое время - Семичастный, Гринин и Трофимов. Когда стал центральным, трудно было играть против Сергея Соловьева».

По словам Соколова, наиболее памятными для него явились кубковые матчи - переигровка полуфинала 1939-го, финалы 1946 и 1947 годов. Эти встречи завершились победами, потому переживать их вновь и вновь было приятно. А вот финал, проигранный ЦДКА, оставил самое тяжелое воспоминание. «После этой игры много дней места не находил, - признавался Соколов. -Ходил из угла в угол. Какая-то опустошенность была».



Приняв у Андрея Старостина капитанскую повязку, Соколов в течение многих сезонов выводил команду на поле. Посему его появление на тренерском мостике никого не удивило. Этот момент очень точно обозначил писатель Александр Нилин: «Тренерство виделось закономерно очередной ступенькой восхождения любимого болельщиками игрока, проявившего, к общей радости, еще и педагогическое дарование. Как оно, например, и было, когда тренерами этого знаменитейшего клуба становились Василий Соколов, Николай Гуляев, Никита Симонян...»

Правда, что касается педагогического дарования Соколова, мнение людей футбола на этот счет не было однозначным. Здесь уместно процитировать отрывок из книги Николая Старостина «Звезды большого футбола»: «Сменив футболку игрока на свисток тренера, он уже в первый год работы оказался со своей командой в звании чемпиона Союза.

В следующем, 1953 году, повторил успех. Золотые медали снова у московского «Спартака».
Мало того, в ансамбле появилась талантливая молодежь (Татушин, Огоньков, Исаев, Агапов). На первом месте оказались дублеры.
Но Василий Николаевич допускает несколько ошибок. Теряет равновесие в отношениях с возрастными игроками и руководством общества. С первыми он переходит на диктат, со вторыми перестает достаточно считаться».



Все это привело к тому, что старшего тренера отправили в ГЦОЛИФК для получения специального образования. И в «Спартак» он уже не вернулся - работал с другими клубами, привлекался в сборную СССР. Но и там оставался верным однажды выбранному стилю. Поэтому очень важным для понимания фигуры Василия Соколова выглядит еще одно наблюдение Николая Петровича: «Посмотрев последний фильм по сценарию Льва Кассиля «Удар, еще удар...», я, грешным делом, подумал, что, вероятно, Лев Абрамович взял для своего героя прототипом Василия Николаевича, которого отлично знал и высоко ценил.

Мое предположение дополнялось не только одинаковым принципом руководства, но и некоторым портретным сходством артиста Малого театра Коршунова, играющего роль старшего тренера в фильме, с молодым В.Н.Соколо­вым. На экране все кончилось торжеством идей непоколебимого наставника.
Мне кажется, что за пятнадцать лет тренерской практики он добрался до той золотой середины в отношениях с игроками, которая, как правило, всегда верна и по-настоящему устраивает обе стороны».