Сегодня, 19 октября, свой день рождения празднует спартачМиасский! (прогнозы) Написать поздравления!
04 апреля 2011, 12:05 Notolerance +27 13 комм. 4871

Интервью Ивана Богданова

Простой итальянский адвокат Марко Руссо подъехал на своём «Фиате» к городской тюрьме небольшого городка Мараси. Защищать Марко предстояло Ивана Богданова – предводителя сербских фанатов, устроивших беспорядки в Генуе на матче сборных Италии и Сербии…
Через четверть часа, представившись работникам тюрьмы и уладив формальности, Марко вместе с парой охранников прошёл к помещению, предназначенному для переговоров с заключёнными. Адвокату не пришлось ждать Богданова долго – вскоре он вошёл в комнату в компании еще двух надзирателей. На руках у него были наручники, а ноги были закованы в кандалы.
«Боже, - подумалось Марко, - мне приходилось защищать в суде убийц и насильников, но даже их не стерегли так тщательно».
- Мне нужно поговорить с подзащитным наедине, - заявил адвокат главному из надзирателей.
- Это исключено, он крайне опасен для общества и может попытаться на вас напасть, если нас не будет рядом.
Впрочем, через несколько минут надзиратель уступил и приказал своим подчинённым идти. Прежде чем уйти самому, он шепнул Марко на ухо: «Мы будем за дверью, если что – кричите».
Оставшись с Иваном наедине, Марко представился и начал:
- Иван, помимо организации беспорядков в Генуе, за вами числится также торговля наркотиками, нападение на посольство США в Болгарии в феврале 2008 и нанесение травмы полицейскому. Все эти прошлые ваши правонарушения заставляют суд смотреть на вас как на опасного рецидивиста. К сожалению, ваши недавние действия можно квалифицировать как организацию массовых беспорядков, предусмотренное наказание за которое – от 3 до 5 лет лишения свободы. Впрочем, я сделаю всё возможное, чтобы суд ограничился двумя годами…
- Пошёл вон, ублюдок.
- Простите, я думал, вы не хотите сесть в тюрьму на долгие годы.
- Мне наплевать, сколько мне дадут. Единственное, в чём я переборщил в тот вечер – с количеством выпитого спиртного. Но я не сожалею ни о чём, что сделал тогда.
Марко задумался. Он работал в адвокатуре лишь 10 лет, и с зачинщиками беспорядков на стадионах ему еще сталкиваться не приходилось. К тому же банальное любопытство заставляло его поговорить с «ультрасом», чтобы узнать его психологию.
- Извиняюсь, а вы можете просто объяснить, почему вы не боитесь тюрьмы? В конце концов, всё это время вы не сможете посещать матчи любимой команды.
- Мужик, я вижу, тебе, как и мне, около 30. Вот только повидали мы с тобой очень разные вещи…
Ты, небось, в хорошей семье родился, да? В школе учился на одни «пятёрки», потом университет закончил, адвокатом стал… Уже, наверное, жена и дети есть. И все воспоминания – о них, о родителях, о работе. Верно я говорю?

- Ну, в целом, да.
- А у меня главное воспоминание – бомбы, которые летели на мой родной Белград! Мне 17 лет было в 1999-ом! И я видел, как эти американские выродки превращают целые районы в руины!!! И мне лично приходилось видеть смерть как таковую, когда близкие мне люди лежали на улицах, убитые осколками бомб… И меня ты хочешь запугать тюрьмой?
Марко подумал: «А этот парень явно не молчун. Надо вытрясти из него побольше информации.»

- Вы можете рассказать о своих… кгхм… коллегах?
- Ты что, думаешь, что я своих ребят предавать стану? Да я скорее умру за них! На такую подлость разве что вы, итальяшки, способны…
- Нет-нет, о предательстве речи не идёт. Просто можете объяснить, почему вы, сербы, настолько агрессивны при поддержке своих команд?
- Понимаешь, Марко, любой серб, которому сейчас хотя бы 15, помнит войну. Будь то звуки разрывающихся бомб, или эвакуация, или уверенные в своей безнаказанности мародёры, ограбившие твою жену прямо на улице – всё это война. И переживший войну, во-первых, не боится никого и ничего, а во-вторых, помнит ужасы войны всю жизнь. А когда живёшь с постоянными кошмарными воспоминаниями в голове, нужно на чём-то или на ком-то сорвать негативные эмоции. И футбол – лучшая отдушина для этого. Поэтому и возникают махачи на каждом втором матче нашего чемпионата. Для наших парней гематома от дубинки или даже сотрясение мозга – смешные вещи, никто их не боится. А честный фанатский бой «стенка на стенку» – лучший способ хотя бы на секунду забыть о кошмарных бомбёжках.
- Понятно, Иван. Но всё же объясни (Марко решил перейти на «ты»): почему беспорядки вспыхнули именно сейчас? Ведь раньше такого беспредела ваши фанаты всё равно себе не позволяли…
- Здесь есть несколько причин. Первая, наименее значимая из них – наш вратарь Владимир Стойкович. Всему, чему научился за свою карьеру, он обязан одной команде – «Црвене Звезде». И после этого переходит в «Партизан»! Он не просто предал свой родной клуб – он плюнул в душу каждому сербу.
Руссо поморщился. Он, как и любой итальянец, хорошо разбирался в футболе и знал, кто такой Стойкович.
- Мне кажется, Иван, что ты слишком сгущаешь краски. Владимир – талантливейший вратарь, по потенциалу один из лучших в мире. Это можно было заметить на Чемпионате Мира, по одной его игре против сборной Германии. При этом Стойкович целых четыре года не имел нормальной игровой практике, постепенно деградируя в плане клубов, за которые он выступал: «Нант», «Витесс», «Спортинг», «Хетафе», «Уиган»… Ему явно нужна была игровая практика. А где, как не в родной Сербии, её получать?
Иван грустно улыбнулся. В эти минуты грозный ультрас, сумевший навести ужас на "Луиджи Феррари", показался адвокату ребёнком во взрослом обличье.
- Так мыслят на Западе. Для вас футбольные клубы – это лишь места работы футболистов, а трансферы – всего лишь переходы с одной работы на другую. Мы, сербы, относимся к футболу как к проявлению войны, а к переходу из одного клуба в стан его принципиального соперника – как к предательству.
Причём я уточню одну деталь. Невелика важность, когда какая-нибудь бездарность, сидящая на скамейке в «Партизане», переходит в «Црвену Звезду», чтобы сидеть на скамейке и там. Но когда на такое решается кумир поколения – ему нет прощения. А Стойкович был именно таким. Он был не просто лучшим – он был единственным хорошим вратарём в Сербии. И, если бы не его подлый переход, мы бы поставили ему памятник при жизни. А так – он ярко продемонстрировал, что ему наплевать на сербских фанатов.

- Нападение на Стойковича, когда он выходил из клубного автобуса, имеет отношение к тебе и твоим ребятам?
- Нет, этим явно занималась стихийная группа людей. Иначе бы он слёг в больницу на больший срок. ( :D )Но я не осуждаю этих людей – я сам еле сдержался, когда прочитал в газете о переходе Стойковича в «Партизан»...
- И ты не боишься, что Стойкович теперь «завяжет» с играми за сборную, а играть вместо него будет, скажем, Желько Бркич, отыгравший 6 минут против итальянцев?
- Нет, не боюсь. Наоборот, я буду только рад. Принципы важнее сухих результатов. А тот, кто этого не понимает, никогда не испытает настоящего удовольствия от победы.

Впрочем, буду честен – предательство Стойковича самая последняя причина погромов в Генуе. Куда важнее игра команды в целом…
- Ну, и что не устраивает вас, фанатов, в игре «Белых Орлов»? Никто из них не предавал сербские клубы…
- Не предавал, это правда. Но, Марко, ведь мы не слепые! Как бы бедно мы ни жили, хотя бы через газеты нам удаётся узнать, какую блестящую игру показывают в своих клубах Видич, Иванович, Станкович… Ведь почти все игроки основного состава нашей сборной – европейские звёзды! Они радуют своей игрой всю Европу.
Так почему же они не играют в сборной так же, как в клубах?
Я ведь помню Видича как лучшего центрбека мира, а на ЧМ мира он по-воллейбольному играет рукой в своей штрафной… А как ужасно отыграли Пантелич с Жигичем и другие?

- Ты же понимаешь, что глупо требовать от своей команды побед всегда и везде. Так просто не бывает.
- Да я понимаю! Но дело не в победах, а в самоотдаче! Я могу понять и простить «Црвене Звезде» вылет от скромного «Слована», когда команда боролась с первой до последней минуты. Но когда зажравшиеся звёзды буквально ходят по полю в важнейших матчах – это недопустимо. Уж лучше бы вместо них играла талантливая сербская молодёжь…
- После провалов сборной обычно меняют тренера, а не игроков. Что, собственно, и сделала ассоциация, заменив Радомира Антича на Владимира Петровича. Однако вам и это не понравилось.
- Это называется «кретины назначили кретина». Антич – талантливый, умнейший специалист. Да, он провалился на ЧМ, но сборной там просто не повезло. Радомир трудился в «Атлетико» и «Барсе», то есть умеет работать со звёздами. Чего стоит только вынос Румынии со счётом 5:0!
А кто такой этот Петрович? Чего он добился как тренер? Сплошные средние клубы, где не было ни одной настоящей звезды… Но дело даже не в тренере, а в нашей ассоциации.

- А что не так с вашей Ассоциацией Футбола?
- Да всё! Наше руководство – это сборище воров, взяточников и идиотов. Президент ассоциации Томишлав Караджич – 71-летний маразматик, умеющий только красиво болтать о славных временах сербского футбола, когда «Црвена Звезда» выигрывала Кубок Чемпионов. Что-либо сделать для того, чтобы наш футбол развивался сейчас, он или не хочет, или не может. А главное – отношение наших чинушей к сборной…
Понимаешь, футбол – то немногое, в чём мы можем ставить на колени всю Европу. А Ассоциация до сих пор относится к команде так, как будто мы не сильнее, чем какая-нибудь Австрия или Румыния. Тренер национальной сборной Сербии одновременно является тренером румынской «Тимишоары» - ну где это видано? А как они грызлись с Античем за каждый доллар зарплаты, причитавшейся ему по контракту? Подонки…

Марко слушал фаната и не знал, как ему начать новую тему. Задать еще пару вопросов он был просто обязан, но боялся, что подзащитный после этого откажется с ним разговаривать.
- Иван… эээ… Даже не знаю, как спросить… Скажи, а причины беспорядков были исключительно футбольными?
Марко очень надеялся услышать положительный ответ, но Богданов сказал:
- Нет, были политические причины. Мы протестовали против нашего президента.
Марко погрустнел. Если в суде прокурору удастся доказать это (а ему, скорее всего, удастся), Иван загремит в тюрьму надолго. Тем не менее, стоит узнать поподробнее, в чём конкретно заключался протест.
- И почему же вы протестовали?
- Я ведь тебе уже рассказал про войну. А мы, если помнишь, воевали не просто против американцев, а против войск НАТО. А в армии НАТО входили английские, итальянские, немецкие подразделения… Они бомбили наши химические объекты, чтобы вызвать экологическую катастрофу, сбрасывали на нашу землю боеприпасы с обеднённым ураном, убивали сотни людей. Многие мои знакомые потеряли в войне своих родных.
А теперь этот Тадич, нечестно выиграв выборы, говорит, что Сербия должна дружить с теми, кто 10 лет назад убивал сербов! Ни я, ни какой-либо другой серб, видевший ужасы войны, не согласится с такой политикой.

- Хм. Иван, разве ты не хочешь, чтобы Сербия процветала? - Марко захотел, чтобы его подзащитный хотя бы немного раскаивался в своих действиях – А как маленькой стране можно этого добиться без дружбы с экономическими гигантами?
- У Сербии достаточно ресурсов, чтобы обеспечивать своим гражданам достойный уровень жизни и без лизания задниц тех, кто еще вчера нас бомбил. Проблема в том, что наши политики и чиновники разворовывают эти ресурсы. Для них нет ничего дорогого, ничего великого, ничего святого!
Я скажу больше: вся эта «дружба» с Евросоюзом затеяна только для того, чтобы наше правительство могло взять кредит под огромные проценты, перевести его на свои счета, а потом бросить страну на произвол судьбы.

Марко было грустно слушать Ивана. Впервые за всю свою недолгую юридическую карьеру он испытывал к подзащитному такую симпатию. Он понимал, что Иван в чём-то прав и в чём-то заблуждается. Но для буквы закона это не имеет ни малейшего значения. Ивана, если он расскажет судье то же, что и адвокату, ждёт длительное заключение. Врать или лицемерить в суде фанат явно не собирался. А если и собирался, то у него это бы вряд ли хорошо получилось.
Оставалось уточнить последний вопрос и попрощаться.

- Всё понятно, Иван. Только расскажи напоследок – зачем было проносить на трибуну флаг Албании и сжигать его там? Я знаю, какую роль играли албанские войска в той войне, и какие у вас отношения, но ведь матч с Италией очень слабо с этим связан…
- Да не проносили мы этот флаг. Его принесли какие-то макаронники, чтобы нас спровоцировать. Мои ребята, увидев этот флаг, конечно, завелись, отняли флаг и отдали его мне. Я его сжёг и об этом не жалею. Хотя повторюсь – это была провокация.
Марко пропустил слово «макаронник» мимо ушей. Он был очень доволен. По-видимому, его подзащитный говорил правду. Найти видеозапись, на которой итальянские фанаты держат на этом матче в руках албанский флаг, трудно, но реально. А эта запись может стать отличным аргументом защиты в суде. Конечно, это не снимает вины с сербских ультрас, но и итальянцы перестают быть невинными жертвами. В общем, работы много, но шанс оправдать Ивана есть. Главное – действовать быстро.
Попрощавшись с Иваном, Марко направился к выходу. Но вдогонку Иван его окликнул:
- Можешь честно сказать – что мне грозит? Сколько лет?
Адвокат улыбнулся, вернулся к столу и сказал:
- Ты знаешь, у меня за годы работы появилась одна примета. Так вот, если ей верить, то ты должен избежать тюрьмы.
- Что же это за примета?
- Мне всегда удаётся убедить судей быть снисходительными, когда я внутренне согласен с действиями подзащитного. А выслушав тебя, я чувствую, что на твоём месте поступил бы так же. До свидания!

отсюда
+27
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.
Notolerance